Лекции
Кино
Галереи SMART TV
Сексуальные фантазии и реальность: как понять скрытый смысл своих желаний
Читать
21:14
0 12815

Сексуальные фантазии и реальность: как понять скрытый смысл своих желаний

— Психология на Дожде

Известная секс-терапевт Хелен Каплан как-то сказала, что «секс состоит из фрикций и фантазий». Действительно, для человека сексуальные фантазии играют очень большую роль в поддержании возбуждения, в наступлении разрядки и переживании удовольствия. Однако многие люди пугаются своих фантазий. Многим кажется, что то, о чем они фантазируют, нужно обязательно воплотить в реальности. На самом деле фантазии могут не ограничиваться другими живыми людьми, а переходить в возбуждение от неодушевленных предметов, например, и даже явлений. Многие начинают думать, что подобные «странные» фантазии непременно означают наличие проблем с психикой. Кандидат психологических наук Наталья Фомичева объясняет, почему в большинстве случаев не надо бояться своих фантазий, а с какими навязчивыми фантазиями стоит обратиться к специалистам, почему иногда воплощение своих желаний не всегда идет на пользу, что такое предоргазменные фантазии, зачем женщины иногда фантазируют о насилии, и стоит ли делиться своими мыслями с партнером.

Здравствуйте. Меня зовут Наталья Фомичева, и сегодня мы поговорим про сексуальные фантазии. Известный сексолог Хелен Каплан в свое время сказала о том, что секс состоит из фрикций и фантазий. И действительно, мы не знаем, как это обстоит у животных, но для человека сексуальные фантазии играют очень большую роль в поддержании возбуждения, в наступлении разрядки, в переживании удовольствия.

И все бы было хорошо, но многие люди своих фантазий пугаются, потому что человеку кажется, что то, что он фантазирует, ему обязательно нужно это воплотить в жизнь. Иногда наши фантазии могут совершенно не ограничиваться другими живыми людьми, а уходить куда-то в переживания возбуждения от погодных явлений, насекомых, каких-то механизмов, каких-то неодушевленных предметов. И у человека часто возникает вопрос о том, что, наверное, со мной что-то не так, потому что сексом-то я занимаюсь с людьми, а фантазирую я про какие-то там ходящие и говорящие табуретки.

И на самом деле мы говорим о том, что, во-первых, фантазия никогда не равно действие, и поэтому на самом деле любые сексуальные фантазии, они не являются признаком того, что есть какие-то проблемы, что с психикой что-то не так, а единственная функция фантазий это поддерживать сексуальное возбуждение и усиливать наслаждение. Если это происходит, но не важно, кто или что является героями этих фантазий.


И второй еще один момент, он связан с тем, что если человек все-таки реализует свою фантазию, она может утратить свою функцию. И после того, как человек все-таки занялся тем сексом, которое рисует ему его воображение, он может потом обнаружить, что, во-первых, это оказалось вовсе не так здорово, как это ему рисовалось в воображении, а во-вторых, фантазия утратила возможность усиливать наслаждение. В следующий раз, прокручивая ее в голове, он обнаруживает, что вовсе ничего больше не происходит, она как бы исчерпала свой срок годности, и в этом случае нужна новая фантазия.

Единственный момент, когда мы говорим про какие-то проблемы, когда, например, имеет смысл обратиться к специалисту и поговорить об этом, это так называемые обсессивные, навязчивые фантазии, которые человека пугают. Наверное, слушатели знают про то, что есть такое нарушение, которое называется обсессивно-компульсивное расстройство. Оно бывает сексуальным, то есть содержание самого вот этого обсессивно-компульсивного расстройства, навязчивых фантазий, оно может быть связано с сексуальной сферой.

Например, существует педофилическое обсессивно-компульсивное расстройство, когда человек беспокоится о том, что его может привлекать секс с детьми, и он постоянно прокручивает у себя в голове эти переживания, и для обсессивно-компульсивного расстройства, например, свойственны проверочные ритуалы, люди проверяют, действительно ли это так. Например, такой человек, страдающий этим расстройством, он может начать ходить вокруг детских площадок, отслеживая, не появится ли у него сексуального возбуждения с тем, чтобы как бы проверить, что он на самом деле не педофил, потому что это вызывает колоссальное количество тревоги. И это не про сексуальные фантазии, то есть такой человек не хочет заниматься сексом с детьми, это про то, что он очень боится, что его сексуальность, она какая-то вот отклоняющаяся от нормы.

Сексуальное ОКР может захватывать разные сферы, педофилическое это всего лишь один из примеров. Например, человек может беспокоиться про то, что он гомосексуален, существует гомосексуальное ОКР, и тогда человек, например, смотрит порно, гомосексуальное порно, но не для того, чтобы испытать возбуждение и удовольствие, а для того, чтобы отслеживать, возникает ли у него возбуждение, потому что если оно у него не возникает, это на некоторое время снимает его тревогу про то, что он все-таки не гомосексуален. И вот в этих случаях, да, имеет смысл обращаться к специалисту, причем к специалисту, который занимается лечением именно обсессивно-компульсивных расстройств, тут даже особо сам сексолог не поможет, потому что несмотря на то, что содержание сексуальное, расстройство, оно другого типа.

А так сексуальные фантазии на самом деле появляются обычно в подростковом возрасте, когда в препубертате начинается половое созревание, появляется фантазирование. А почему у нас возникают те или иные сексуальные фантазии, однозначного ответа нет. Часть из них связана, например, с какими-то стимулами, которые, например, приняты в нашей культуре, потому что если мы говорим про варианты фетишистских фантазий — кружево, кожа, чулки, перья и так далее, это некая атрибутика секса, которая в нашей культуре существует, и поэтому психика ее как бы встраивает, как компонент фантазии.

Иногда это может быть связано с какими-то совершенно отдаленными от сексуального процесса вещами, и возможно, здесь существует некая форма условного рефлекса, то есть, условно говоря, во время переживания сексуального возбуждения у подростка в голове были еще какие-то образы, которые как бы сцепились. И пускай это, не знаю, какие-то там торшеры эпохи ампир, но при этом закрепляется возбуждение, и впоследствии фантазия становится нужна для того, чтобы это возбуждение поддерживать.

Часть сексуальных фантазий, безусловно, формируется порнографией. И здесь, например, могут возникать некоторые сложности, потому что стимулы, которые дает порнография, они очень избыточны, они гораздо сильнее стимулируют воображение, нежели созданные самим собой фантазии. И поэтому, например, люди, которые очень вовлечены в просмотр порнографии, они через какое-то время могут сталкиваться с тем, что обычный секс, он не возбуждает, обязательно нужно, чтобы это происходило в сопровождении, то есть лучше всего заниматься сексом с планшетом, у тебя в планшете что-то происходит и тут что-то происходит, и вот тогда оно удовлетворяет.

Часть сексуальных фантазий может быть связана с какими-то прочитанными книгами, не обязательно эротического характера, то есть у нас в принципе воображение может вычленить элементы сексуальности из всего, что нас окружает. И по большому счету здесь не существует правильных или неправильных фантазий, есть просто история про то, насколько они выполняют свою функцию, и насколько человеку с ними комфортно.

Иногда люди испытывают чувство вины за свои фантазии, когда, например, занимаясь сексом с партнером, представляют себе на месте партнера кого-то другого. Но здесь опять-таки мы всегда говорим о том, что фантазия не равно действию, и воображание другого человека не означает на самом деле, что секс с этим человеком принес бы удовольствие. Это нужно для того, чтобы стимулировать… По сути, что происходит, когда мы фантазируем? У нас активируются определенные зоны в мозгу, у нас активируются нейроны, и они увеличивают площадь возбуждения. Поэтому, собственно, переживание фантазии усиливает ощущения, просто потому что, условно, в мозгу загорается больше лампочек.

Иногда мы можем видеть ситуацию с фантазиями про насилие. Вот здесь вот тоже иногда говорят, что многие женщины фантазируют про секс с элементами насилия, про изнасилование, значит, на самом деле они этого хотят. На самом деле, конечно, никто не хочет, чтобы в отношении него было совершено сексуальное насилие, но вот здесь фантазии очень часто, наоборот, снимают чувство вины. Потому что в нашей культуре женская инициатива очень часто воспринимается как что-то постыдное, женщине нельзя проявлять много инициативы в сексе, и поэтому, если это происходит как бы «против» ее воли, то это помогает не столкнуться вот с этим переживанием вины по поводу своей сексуальности. И тогда фантазия с какими-то вот элементами насилия, она будет снимать вот это психическое напряжение, будет убирать чувство вины, и это вовсе не означает, что женщина хочет, чтобы ее на самом деле изнасиловали.

Естественно, никакая измена в воображении не является изменой, просто потому, что у каждого из нас за весь день проходит огромное количество самых разных мыслей: мы можем хотеть столкнуть кого-то в метро на рельсы, если, например, этот человек наступил нам на ногу, мы можем мечтать о том, что у нас оказались все деньги соседа и так далее. Это вовсе не делает нас преступниками, думать плохие мысли не означает совершать плохие действия. И даже если говорить о представлении другого человека в контексте плохого, что это как-то оценочно плохо, это в любом случае не делает нас изменниками.

Стоит ли делиться своими фантазиями с сексуальным партнером? На самом деле это очень зависит от коммуникации в паре. В психотерапии, в сексуальной психотерапии есть упражнение, когда мы просим каждого партнера в паре написать письмо со своими сексуальными фантазиями, и дальше на сессии уже обсуждается, готовы ли партнеры делиться, хотел бы один партнер, чтобы второй прочитал и так далее. Совершенно точно не стоит делиться всеми сексуальными фантазиями, просто потому, что это действительно может снизить их притягательность.

Да, к сожалению, у нас очень часто такой недостаток коммуникации в паре, он приводит к тому, что у людей возникают обиды, не только когда партнер делиться сексуальными фантазиями, а когда партнер просто предлагает попробовать что-то другое. Или когда в паре появляется секс-игрушка, очень часто мужчины обижаются, когда женщина хочет использовать секс-игрушку, потому что это вот как бы она изменяет мне с фаллоимитатором.

Поэтому это вопрос уровня отношений в паре и на самом деле зрелости партнеров, потому что по большому счету обида это чувство такое незрелое, оно детское, и оно связано с неспособностью, например, напрямую сказать о своих переживаниях, напрямую говорить о том, как ты ранен, как ты задет или как ты рассержен. Поэтому стоит ли делиться, зависит ровно от того, насколько это позволяет коммуникация в паре.

Может ли фантазия оживить какие-то привычные сексуальные отношения? Сексуальные отношения становятся привычными и такими вот одинаковыми по ряду причин. С одной стороны, привычность это равно безопасности. Очень многие люди в силу такого высокого уровня тревоги не могут пробовать что-то новое в сексе, потому что тревога, она сразу подавляет сексуальное возбуждение, и она вот как бы перехлестывает.

Условно говоря, у нас в целом при таком как бы достаточно хорошем устойчивом типе психики, новое, оно возбуждает, это интересно, и поэтому попробовать секс с тем же самым незнакомцем, где-то там в каком-то непривычном месте, какой-то эксперимент, оно в норме, когда у человека низкий уровень тревоги, возбуждает. Но у многих людей уровень тревоги высокий, и поэтому здесь попробовать что-то новое невозможно, потому что тревога гасит возбуждение.И в этом случае остается фантазия, она действительно помогает усилить возбуждение.

Поэтому, например, человек с высоким уровнем тревоги, он изначально сам стремится к тому, чтобы секс был привычным и предсказуемым, ему так легче. Поэтому очень часто, например, говорят о том, что вот женщине нужно привыкнуть к партнеру, и она начинает получать удовольствие спустя там полгода, в том числе, не только потому, что партнеры узнают друг друга, но и в том числе, потому, что для нее секс становится безопасным, можно ничего не ждать плохого. У нас у многих женщин, к сожалению, есть неприятный опыт в сексе, и вот это вот ожидание того, что что-то может случиться неприятное, что-то пойдет не так, партнер начнет реализовывать какие-то практики, которые тебе не нравятся, это снижает уровень возбуждения.

И когда вот уже все понятно, привычно и безопасно, тут появляется гораздо больше возбуждения. Но со временем эта же самая привычность и безопасность начинает это возбуждение снижать, потому что все равно нужны какие-то новые элементы. И вот в этом случае, например, какое-то введение какой-то фантазии во взаимодействие, или озвучивание какой-то фантазии партнеру, оно вполне может это все оживить.

Если же мы говорим о ситуации, когда у пары давно не было секса по тем или иным причинам, и они решили снова собраться вместе и начать что-то делать, то я бы здесь рекомендовала, наоборот, фокусироваться не на фантазиях, а на исследовании того, вот это непривычное, это новое, это изменившееся, как на в этом, где здесь фокус внимания, где удовольствие. И не пытаться воссоздать то, что было, потому что очень часто пары приходят с запросом про то, что вот у нас десять лет назад был такое хороший секс, давайте мы сейчас к вам походим на консультации, и он будет такой же. Он не будет такой же, мы все за десять лет изменились, наши тела меняются, наши предпочтения меняются, это нормально, что то, что нравилось десять лет назад, перестало нравиться сейчас. Я бы здесь подходила с позиции вообще — давайте узнаем, как это сейчас, не вспомним, как это было, а поисследуем про то, как вот оно актуально.

Как не перепутать ожидание и фантазию? Ожидание — это наше представление о том, как должно быть. И в ситуации, когда мы хотим, чтобы секс происходил именно так, это ожидание, которое не усиливает возбуждение. Фантазия — это образ, который усиливает возбуждение, фантазия это то, что человек представляет, например, при мастурбации. При мастурбации он же не представляет себе, как это должно быть, у него есть какие-то образы, какие-то картинки, какие-то звуки, которые усиливают уровень возбуждения, и это то, что помогает. Ожидание, когда мы представляем себе, как «должно» быть, получается, вот это слово «должно» появляется, это то, что очень сильно убивает возбуждение, потому что, по сути, такого рода представление — это лобные доли, это активность лобных долей, которая, естественно, гасит активность задних отделов мозга и снижает физиологическое возбуждение, поэтому от ожиданий лучше отказываться.

Фантазии в нашей жизни присутствуют всегда. Даже если человек говорит о том, что у него нет сексуальных фантазий, скорее всего, он говорит о том, что у него такой вот развернутой истории про сценарий: вот здесь вот мы начали, вот здесь вот что-то происходило, вот тут вот так вот все закончилось. Вот эти вот, в сексологии они называются предоргазменные фантазии, которые как вспышки каких-то обрывков образов, какие как кусочки сновидений, они есть у каждого из нас, просто потому, что так функционирует наш мозг.

Другой вопрос, что человек может, например, целенаправленно вызывать у себя какие-то фантазии, зная, что если он представляет вот такие вот вещи, это делает для него секс более ярким, или он может не фокусироваться на этом, потому что он и так, условно, переживает удовольствие, и у него нет желания как-то это усиливать.

И вот когда речь идет о том, что человеку становится необходимо постоянно целенаправленно вызывать какие-то фантазии и еще прилагать усилия, чтобы удерживать ее в сознании, что это все-таки там передо мной блондинка, а не брюнетка, вот здесь вот уже речь идет о том, что, возможно, имеет смысл сместить фокусы, посмотреть, что происходит непосредственно в сексуальном контакте и не является ли это неким избеганием процесса.

Потому что в любом случае секс, если там есть другой человек, это коммуникация в этом процессе, и точно так же как в обычном разговоре, мы разговариваем, мы вовлечены в процесс, мы испытываем какое-то, например, удовольствие от того, про что мы разговариваем, но одновременно с тем, что мы говорим, у нас же часто в мозгу начинают появляться какие-то ответвления, что вот здесь можно было задать еще вот такой вопрос, а вот если бы я сказал вот это, а как бы он отреагировал. И это параллельный процесс, который происходит, и в целом он не мешает разговору. Другой вопрос, когда человек перестает разговаривать и только строит в голове вот эти мысленные сценарии, которым почему-то никто не следует, тогда уже речь идет о том, что есть какие-то сложности.

Точно так же и в сексе, когда фантазии идут сопровождением, фоном, они поддерживают сексуальное возбуждение. Когда фокус уходит в них, и они становятся главным элементом процесса, более того, необходимо усилие для того, чтобы их удерживать в сознании, возможно, в сексе происходит что-то, что человеку не нравится, и таким способом он просто сбегает в это переживание. Вроде как сексом все равно надо заниматься, супружеский долг платежом красен, я хотя бы отвлекусь и попредставляю, что это, не знаю, берег моря, какой-то там пустынный пляж, и Бред Питт и Анджелина Джоли вместе вот пришли ко мне на пикник.

Поэтому вот здесь вот я бы говорила опять-таки о собственном комфорте и включенности, и оценить, условно, ну, правильность-неправильность, мы так не говорим, мы говорим о том, возникают какие-то сложности или человеку с этим нормально. Вот оценить какие-то сложности можно, условно, по степени необходимости. В случае как, например, с фетишизмом, мы говорим о том, что фетишизм не проблема ровно до того момента, когда человек может получать сексуальное возбуждение и испытывать удовольствие и без фетиша.

А вот когда он перестает это мочь, когда невозможен секс, если на женщине, например, не надеты чулки, то тогда это уже проблема, это уже некая, не хочется здесь говорить слово дисфункция, потому что оно может неправильно трактоваться, но в целом да. То есть вот когда это становится единственным возможным способом пережить удовольствие, и партнер тогда, по большому счету, и не нужен, то да, тогда вопрос о том, что там происходит в сексуальном взаимодействии, что люди не сексом занимаются, не коммуницируют друг с другом, а каждый просто сам фантазирует в каких-то своих этих переживаниях.

В общем, подводя итог, можно сказать, что сексуальные фантазии — это отличный инструмент, который дан нам природой для того, чтобы делать сексуальные переживания более яркими и насыщенными. Вопрос в том, как мы используем этот инструмент, и не отбиваем ли мы себе пальцы молотком, забивая гвозди.

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века