Лекции
Кино
Галереи SMART TV
Главные мифы о первом сексе. Почему для многих он становится травмой на всю жизнь
Читать
35:23
0 61990

Главные мифы о первом сексе. Почему для многих он становится травмой на всю жизнь

— Психология на Дожде

Огромное количество людей думают, что первый секс должен быть болезненным и с кровью, однако на самом деле только у немногих мужчин и женщин могут быть проблемы непосредственно с физиологической болью. Все остальное — вопрос возбужденности, обоюдного желания, комфорта и влечения к партнеру. Сексолог Наталья Фомичева объяснила, почему первый опыт так часто травмирует и влияет на будущую сексуальную жизнь, как этого избежать, как первые сексуальные фантазии влияют на поведение во взрослом возрасте, а еще почему психологи не рекомендуют смотреть порнографию до первого секса. 

Всем привет. Я Александра Яковлева. Это «Психология на Дожде», сегодня у нас в гостях сексолог Наталья Фомичева. Наталья, здравствуйте.

Здравствуйте.

Обсуждать мы будем первый секс. Казалось бы, это было практически у каждого человека и вокруг этого ходит очень много мифов: первый поцелуй, первая работа, первый друг, а вот первый секс вроде обсуждать не принято. Влияет ли это как-то на нашу будущую дальнейшую жизнь, и если влияет, то как?

Безусловно, влияет. На самом деле у нас в этом плане очень печальная статистика, потому что если мы говорим про женщин, для очень многих из них первый секс становится достаточно травмирующим. Этому способствуют и самые различные мифы, у нас есть такая установка общественная, что первый раз для девушки должен быть болезненным, более того, там должна быть кровь, и если этого не было, в ряде каких-то традиционных культур, традиционных семей, это вообще может стать поводом, например, для расторжения брака. Это до сих пор происходит, несмотря на то, что у нас XXI век. Хотя если мы говорим все-таки о чисто физиологических аспектах, наличие боли и крови во время первого раза означает только одно — там был какой-то очень неумелый партнер, и женщина была недостаточно возбуждена. Потому что если все происходит по согласию, по возбуждению, по желанию, то болезненные ощущения и наличие крови могут быть только в тех достаточно редких случаях, когда у женщины анатомически очень плотная девственная плева. На Западе это сейчас называется вагинальная корона, западные гинекологи так именуют девственную плеву, в частности, потому, что это действительно не плева, не пленка, а выглядит как вот такая вот зубчатая кожистая складка по бокам влагалища, и визуально это правда больше похоже на корону. Есть очень небольшой процент девушек, у которых она анатомически крайне плотная, и в этом случае даже иногда необходима хирургическая дефлорация для того, чтобы избежать разрывов и каких-то кровопотерь, а во всех остальных случаях вообще-то первый секс болезненным быть не должен.

Самое интересное, что у мужчин тоже бывает болезненный первый секс. Если у мальчика-подростка или у юноши есть небольшой фимоз, то для него первый сексуальный контакт с женщиной тоже может принести достаточно много неприятных ощущений. Конечно, для мальчиков это бывает гораздо реже, там чаще больше переживаний про то, что первый раз случается крайне быстро, потому что степень возбуждения очень большая, эякуляция наступает практически моментально, это все очень расстраивает.

Но тем не менее, когда мы говорим про первый сексуальный опыт, он действительно очень сильно влияет на нашу сексуальность в будущем, особенно если он был травмирующим. То есть, если травмирующим он не был, то в целом как-то круто изменить, скажем, путь сексуальности он вряд ли сможет. А вот если он был травмирующим, то заложить основу для вагинизма у женщины, для коитофобии, страха перед сексуальным контактом, для сексуальной аверсии, такого отвращения к сексу, он вполне может. И конечно, в практике мы часто работаем именно вот с этим первым сексуальным опытом как с такой психотравмой.

А с такой психотравмой обращаются, есть как-то, может быть, у вас статистика, больше женщины, мужчины, или это поровну распределено?

Подавляющее большинство это женщины. Причем обычно это обнаруживается уже в процессе, то есть женщина приходит и жалуется, например, на то, что секс не доставляет ей удовольствия, она испытывает боль, у нее есть спазмы, есть такие варианты диспареунии, вагинизма. И когда мы начинаем разбирать, оказывается, что это было с самого первого раза, то есть это не появилось в процессе после чего-то или в контакте с каким-то конкретным партнером, а это вот идет с самого первого раза, и тогда мы начинаем работать с той историей.

Наталья, можно вас попросить расшифровывать вот эти вот названия медицинские. Я, например, не знаю их и думаю, что наши слушатели тоже. Вы уже назвали несколько. Вот фимоз у мужчин, это что?

Фимоз, если совсем на пальцах, это такая очень узкая крайняя плоть, которая не позволяет полностью открыться головке, либо позволяет, но тогда там происходит разрыв, и естественно, это дает очень сильные болевые ощущения. Это чаще встречается в детском возрасте, мамы мальчиков это знают, потому что бывают ситуации, когда у ребенка, у мальчика, начинается воспалительный процесс в области головки, и оказывается, что там просто из-за вот такой вот очень узкой крайней плоти не происходит движения и нет возможности для гигиены. Но иногда у некоторых подростков это сохраняется уже до возраста вступления в половой акт, потому что обычно это либо хирургически лечат, делают обрезание в детском возрасте, либо постепенно механически в целом тоже можно растянуть, скажем так. Но есть мальчики, которые до подросткового возраста это сохраняют.

Вагинизм — это такая очень сильная реакция спазма у женщины, либо при непосредственной попытке контакта сексуального, при введении, попытки введения члена во влагалище или при попытке осмотра врачом, либо при мысли об этом, развивается очень интенсивный спазм. Спазм промежности, мышц тазового дна, ног, то есть все как бы замыкается, что делает совершенно невозможным дальнейший либо половой акт, либо осмотр у врача, так бывает, и гинекологи с этим сталкиваются. И в 95% случаев это результат травмы, то есть был какой-то эпизод либо насилия сексуального, либо опять-таки некорректного врачебного осмотра, который вызвал чувство стыда, очень большой неловкости, страха и так далее, и организм дает вот такую вот ответную реакцию в виде спазма, который делает невозможным в целом сексуальное взаимодействие. А диспареуния это боль во время полового акта, то есть это ситуация, когда секс начать можно, то есть сексуальное взаимодействие есть, но во время полового акта возникает дискомфорт и болевые ощущения. Это может быть как у женщин, так и у мужчин, но у мужчин это чаще связано с какими-то заболеваниями, типа хронического простатита, у женщины это может быть тоже связано с некоторыми заболеваниями, но достаточно часто бывает и чисто психологическая реакция. То есть сам по себе секс не очень приятен, или партнер вызывает какие-то не те чувства, возникает это телесное напряжение, легкие спазмы, а спазмированная мышца всегда болезненна, поэтому там вот как бы этот контакт он будет болезненным.

А с точки зрения психики, психологии, вот этот первый секс, этот первый контакт, не важно, мужчина ты или женщина, когда он происходит, что вообще запускается в нас? То есть на самом деле эта тема такая вечная, это проходит каждый практически человек, и это может для многих быть неким триггером. То есть сначала в юности все мечтают об этом, или волнуются, тревожатся, очень много страхов каких-то, волнений, потом это случается, а дальше как бы нам целую жизнь жить уже с сексуальной вот этой сферой. Что это вообще в нас запускает, и запускает ли, кроме физиологических изменений?

На самом деле первый секс считается уже практически окончанием сексуального развития.

О, как!

Я так сейчас условно говорю, но обычно выделяют стадии. То есть, есть стадия такого платонического либидо, это околоподростковый возраст, когда ребенок переживает обожание, он влюбляется, но это еще такое вот очень детское. Сейчас дети развиваются быстрее, мы можем видеть, что и в детском саду дети уже решают жениться, и они там ходят за ручку после садика, и все у них там хорошо. Это называется в сексологии платоническое либидо. На этом этапе формируются некие идеалы, типажи, вот те люди, которые мне нравятся, те какие-то общие черты, которые могут быть. Дальше наступает стадия эротического либидо, она обычно совпадает с началом полового созревания, потому что появляются эротические фантазии, уже появляются переживания про поцелуи, какие-то фантазии про объятия, какие-то контакты, но они еще не совсем сексуализированы, они про телесный контакт, но не про секс. И вот эротическое либидо, оно подготавливает психику по сути к тому, чтобы произошел вот этот вот сексуальный контакт, потому что для того, чтобы сформировалась, скажем так, поддержка психическая секса, у человека должны быть фантазии, то есть невозможно получать удовольствие от секса, если нет вот этих вот эротически заряженных стимулов. Поэтому, например, многие мои клиенты часто, очень стесняясь, признаются: «А вот вы знаете, меня на самом деле очень возбуждают фантазии, которые у меня были в 12 лет, они вообще не связаны с сексом, они про какие-то предметы, какие-то картинки из мультиков. Я, наверное, ненормальный?». На самом деле нет, это как раз очень даже нормально, эротическое либидо, собирая вот эти вот индивидуальные стимулы, так подготавливает почву для того, что уже называется либидо сексуальное.

То есть следующий этап третий, это уже непосредственно то, что называется петтингом, ласками и половой акт. Считается, что этап сексуального либидо это этап, на котором уже как бы закрепляется какая-то история про половое поведение, что мне нравится, что не нравится, сексуальная ориентация, большая направленность влечения на человека другого пола, своего пола, обоих полов, там закрепляются какие-то основные возбуждающие моменты. То есть, по сути, первый половой акт это уже практически конец цепочки, и поэтому он как бы выкристаллизовывает вот эту всю историю. И очень многие женщины, например, говорят о том, что вообще первый мужчина остается в памяти, пускай он даже был не каким-то там образцом рыцарства, великодушия, добродетели, и вообще он не был идеалом, но он закрепляется как вот этот вот элемент такой несущий, и в этом плане, конечно, очень желательно, чтобы это все было по желанию и по обоюдному согласию. Не обязательно по любви, но чтобы это приносило удовольствие, и чтобы закрепилась вот эта история про то, что секс это про удовольствие, это, конечно, очень важно.

Наталья, вы сказали, что люди фантазируют о сексе, во время секса, это нормально. У меня сложилось ощущение, что многие люди вообще не готовы говорить о своих сексуальных фантазиях, что для них это сильно табуированная тема. Расскажите, пожалуйста, насколько это нормально и почему это хорошо, как вы сказали.

Знаменитый сексолог Хелен Каплан говорила, что секс состоит из фрикций и фантазий. На самом деле вот эта вот фантазийная основа, образы и мысли, которые у нас возникают, она подготавливает почву для оргазма. По сути, если мы будем говорить про оргазм как рефлекс, он состоит из двух частей, точно так же, как и возбуждение, это физиологическая часть, в которой работают различные наши, условно, нервная ткань и это эмоциональная часть, это наша психика. И на самом деле у нас очень своеобразные и странные фантазии, мы все в этом плане, как говорится, немного извращенцы, и часто людей это пугает, потому что очень часто фантазии совершенно не связаны с конкретным партнером или конкретной партнершей, иногда они вообще не связаны с сексом и там происходит что-то другое. Очень часто у человека есть такое переживание, что как бы если я об этом фантазирую, то значит, я должен это сделать, а если то, что происходит у меня в голове, перевести в плоскость постели, то это будет какой-то трэш, вот так люди сексом не занимаются. Но на самом деле функция этих фантазий не в том, чтобы быть осуществленными, она именно в том, чтобы поддерживать вот этот вот уровень физиологического возбуждения и давать возможность разрядки. Поэтому у человека могут быть совершенно не имеющие отношения к делу образы и картинки, но если они являются для него возбуждающими, ничего в этом какого-то плохого, ненормального или страшного нет, это просто так работает психика. Нам же не приходит в голову идея воплотить сон, вот нам снятся ночью какие-то сны, это бывают какие-то очень странные наборы образов, архетипов, картинок и так далее, но мы же не просыпаемся с идеей, что все, раз мне это приснилось, мне нужно сегодня это делать. То же самое происходит и с сексуальными фантазиями — то, что происходит в голове, вовсе не обязательно должно быть воплощено. Более того, тем немногие люди, которые все-таки это делают и находят возможность для воплощения каких-то своих фантазий, не знаю, предположим, что у человека есть фантазия, связанная с насекомыми, ему нравится фантазировать, что они по нему ползают, ему нравится, ему кажется это возбуждающим, а в буквальном физическом контакте с насекомыми он не испытывает сексуального возбуждения.

Есть более трагичные истории, например, есть такой вариант сексуального поведения, который называется аутогинефилия, когда мужчина испытывает сексуальное возбуждение, фантазируя о том, что у него имеются женские гениталии. Таких мужчин иногда ошибочно диагностируют как транссексуалов, отправляют их на собственно трансгендерный переход, на операцию корректирующую. Ему убирают мужские половые органы, формируют женские, и тут оказывается, что все, либидо исчезло, он не хочет быть женщиной. Это фактически слом жизни, опять же, человек прошел, это не просто же он пошел-отрезал-пришил, это целая процедура, это гормональная терапия. И собственно все, чего он хотел — это фантазировать, он не хотел на самом деле иметь вагину. Такие ситуации случаются, и собственно поэтому психологов и психиатров, которые работают с трансгендерностью, с трансгендерными людьми, очень учат как бы уметь это дифференцировать, чтобы не дай бог человека с его сексуальными фантазиями не отправить на их реализацию, потому что это может завершиться просто трагедией. Поэтому наши сексуальные фантазии это просто некое, скажем так, это некое масло в шестеренке этого механизма, это вовсе не какая-то отдельная история, которая обязательно должна быть воплощена. Поэтому чем больше у человека фантазий, тем интенсивнее у него будут переживания возбуждения и разрядки, так что это хорошо, фантазируйте на здоровье.

Вы говорили о том, что мужчины, как правило, очень часто во время первого секса быстро испытывают оргазм. Я хочу спросить про женщин. Насколько я себе представляю эту тематику, хотя я вообще не сексолог, женщина, вот есть такое представление, вы сказали, может испытывать боль. А может ли женщина во время первого секса испытать оргазм, и насколько это часто или вообще нормально?

Может. Вообще с точки зрения физиологии, если мы говорим именно про оргастический рефлекс, что такое оргазм с точки зрения физиологии, по сути, стимулируется нервная ткань, идет импульс — идет разрядка, как коленный рефлекс, мы по коленке стукнули молоточком — коленка качнулась. Здесь это немножко утрированно, но по сути стимуляция нервной ткани, а нервная ткань у женщины это клиторальная, она приводит к тому, что идет импульс по нервным путям, и идет ответ в виде вот этого интенсивного сокращения различных мышечных групп. И на самом деле время, которое необходимо от начала стимуляции до разрядки, до оргазма, у женщины это целых 30-45 секунд. А все остальное…

Что это значит?

Это значит, что если женщина возбуждена и у нее нет психических барьеров, то в целом оргазм можно получить за минуту. Даже быстрее, на самом деле, если усреднять время оргастического рефлекса у мужчин и у женщин, у женщин оно чуть меньше. Все остальное это история про весь багаж, который женщины тащат в свою сексуальность: про то, что это нельзя, это плохо, это стыдно, девочки так не делают, это про незнание собственного тела. Если женщина начинает свою сексуальную жизнь, уже имея опыт мастурбации, она уже знает, как ей нравится, как ей не нравится, и она может найти с партнером этот контакт и объяснить ему, как ей нужно, чтобы ей было хорошо. Но подростковая мастурбация у девочек у нас до сих пор очень сильно запрещается и карается, то есть мальчикам, ну ладно, можно, пацан растет, а девочке все-таки нужно вести себя прилично. В результате мы имеем историю, когда в 17-18 лет уже все, пубертат уже завершился давно, уже физиологически это зрелая девушка, и у нее случаются отношения, она делает это по желанию, но так как она совершенно не в курсе, как и что у нее устроено, и что нужно делать, чтобы именно ей было приятно, поиски оргазма затягиваются на три-четыре года. Хотя опять же, физиологически никаких препятствий к этому нет, то есть физиологически оргазм у женщины невозможен, если у нее удален клитор (вы знаете, наверное, что есть такие операции), и все равно там сохраняется эта возможность, потому что на самом деле весь клитор целиком может достигать длины 20 сантиметров, удаляется видимая часть, и там в целом это возможно. Либо физиологически могут быть ситуации, когда, например, повреждены нервы в результате повреждения или перелома позвонков поясничного отдела, это уже неврологические истории, вот тогда физиологически становится невозможным оргазм, потому что нервный путь закрыт, нервный импульс по нему не проходит. Во всех остальных случаях все, что мешает испытать оргазм, это все находится на уровне психики либо партнера, который как бы не заинтересован, не слышит, не откликается, не умеет и так далее. И понятно, что это какая-то обоюдная история, потому что, с одной стороны, партнер может не слышать, с другой стороны, женщина может бояться ему об этом сказать или сама не знать о том, как ей нужно. Как можно сказать партнеру, если ты сама не в курсе?

Мне очень понравилась фраза — в поиске оргазма, мне кажется, это вообще отдельная тема для разговора, возможно, в будущем. Скажите, пожалуйста, вот я услышала, что женщина, вполне вероятно, может испытать оргазм во время первого секса, но так же в общем часто мы знаем, что этого не случается. Если женщина вот уже живет годы с ощущением, вот в поисках этого оргазма, когда в первый раз его не случилось и у нее зафиксировалось, что мужчина испытал удовольствие, а она нет, я имею в виду вот разрядку. Дальше она испытывает удовольствие от прелюдии, от каких-то ласк и тому подобное, но вот самого оргазма не испытывает, и для нее это становится какой-то нормой. Плюс она транслирует даже, возможно, партнеру или партнерам, что все нормально, все хорошо, то есть каким-то образом себя успокаивает. Вот часто ли такие истории вообще бывают? Потому что я сейчас немножко нафантазировала, слово у нас сегодня употребимое, а на самом деле женщины же и мужчины не делятся такими историями, не все доходят до сексологов.

На самом деле опять-таки в сексологии мы всегда говорим о том, что мы работаем с дискомфортом клиента. Если человеку от чего-то дискомфортно, мы будем с этим работать и будем пытаться устранить этот дискомфорт. Если женщина испытывает наслаждение, если ей нравится, если у нее хорошие отношения с партнером и для нее не является проблемой то, что у нее отсутствует по сути именно сама разрядка, то зачем туда лезть? Я не сторонник крестовых походов и насаждения каких-то норм и правил, потому что, по большому счету, физиологически это возможно, если она захочет, она вполне может достаточно быстро, то есть я говорю, это техническая тренировка, которая очень часто заключается в том, что мы просто с женщиной работаем на тему того, чтобы она вообще обнаружила, как что у нее устроено. Другой вопрос, на самом деле мы всегда разделяем эти ситуации в практике. У нас может быть ситуация, когда женщина вообще не испытывает оргазм, и в целом ей нормально, может быть ситуация, когда женщина при мастурбации оргазм испытывает, а вот с партнером у нее не получается. И вот это тоже ситуация, которая может как-то беспокоить, но в этом случае обычно все-таки имеет смысл работать с парой, потому что так как у них в парном взаимодействии что-то не получается, значит, они там как-то не могут договориться. Секс — это коммуникация между людьми, и поэтому когда здесь возникают проблемы, это значит, это уже их уровень коммуникации, а не история про то, что она не знает, не понимает своего тела. Но опять-таки, если им так нормально, если им так хорошо, то ради бога, пусть люди живут так, как им хорошо.

Я бы еще сказала про сексуальный автоматизм у мужчин. На самом деле, когда подросток, юноша начинает свою сексуальную жизнь, он обычно обладает такой историей, опять же среднестатистический, когда возбуждает вообще все подряд, достаточно просто какого-то щелчка или просто мысли о том, чтобы появилась устойчивая эрекция, и в целом мальчику-подростку, юноше скорее приходится сдерживать семяизвержение, у него семяизвержение наступает быстро. Но с другой стороны, рефрактерный период, так называется период в сексе, в течение которого невозможно повторное возбуждение, он у него очень короткий, то есть одна-две минуты прошли, и юноша снова готов к сексуальным подвигам. Вот эта вот история с очень быстрым возбуждением и очень маленьким набором стимулов называется сексуальным автоматизмом, он проходит с возрастом, и это нормально.

Это тоже нормальный этап развития, что в сорок лет мужчине недостаточно для наступления сексуального возбуждения того минимального набора, который был у него в шестнадцать, ему нужно не постараться, но приложить больше усилий. Очень многие мужчины воспринимают это как признак тяжелой болезни или какую-то личную трагедию, и они приходят на прием с запросом про то, что ну все, как бы уже не то, что в шестнадцать. Нужно понимать опять же, когда мы говорим про пятнадцати, шестнадцати, восемнадцатилетний возраст, помимо другого уровня гормонов, там присутствует еще вот эта история с автоматизмом, и действительно сексуальное возбуждение наступает крайне легко. А так как подростковый секс для мальчиков обычно эмоционально очень насыщен, это же такое очень сильное возбуждение, то эта картинка закрепляется и становится такой вот очень доминирующей, это как такой, вот как должно быть, такой идеал. И поэтому мужчина начинает на это ориентироваться, и спустя, например, двадцать лет он переживает, что у него не так же, как было тогда. Но это нормально.

И есть еще одна вещь, которая называется импринтинг, она очень сейчас дискуссионная в сексологии, обсуждается влияние импринтинга, собственно, на разные варианты сексуального поведения. Что такое импринтинг? У нас существует какой-то, например, очень мощный стимул, например, подросток нашел какое-то кружевное белье старшей сестры, начал мастурбировать, испытал очень сильную разрядку, несколько раз это повторил. За счет вот такого «впечатывания» в психику вот этого возбуждающего образа может появиться склонность к фетишизму, который сам по себе не является чем-то плохим, в сексологии вообще нет каких-то оценок, что это хорошо, а это плохо, но если он становится очень сильно крайне выраженным, то это может по сути очень сильно мешать обычной сексуальной жизни, потому что мужчине нужно, чтобы женщина всегда была, например, в чулках, на каблуках, в кружевных трусах. Или вообще чтобы женщины не было, а были только чулки, каблуки и трусы, ему не нужна там женщина, у него все и без нее хорошо. И вот, собственно, считается, что влияние вот этих самых первых, очень ярких сексуальных стимулов может направить сексуальное развитие в контексте поведения в ту или иную сторону.

Например, сейчас многие сексологи обеспокоены доступностью для подростков порнографии, потому что когда подросток начинает смотреть порно до того, как он получил реальный опыт сексуальной жизни, у него формируется вот этот импринтинг, как «впечатывание», каких-то очень ярких, порой даже агрессивных, порнография это очень такие сильные стимулы, и в дальнейшем удовольствие от обычной, от реальной сексуальной жизни, оно становится крайне сложным, потому что порно и секс это две очень большие разницы. Поэтому вот здесь вот, собственно, с позиции не того, что сексологи они какие-то ханжи и запрещают порно, а с позиции рекомендаций для здоровой сексуальной жизни, мы рекомендуем воздерживаться от каких-то очень интенсивных сексуальных переживаний до начала половой жизни, просто потому, что есть риск того, что впоследствии секс не будет приносить удовольствие в той мере, в которой он может приносить.

Как интересно. Сейчас очень много идет дискуссий в обществе о том, что много вот этих порносайтов, очень много эротики, она везде, ее можно увидеть. Для подростков это может быть плохо, но вот от сексолога я еще никогда не слышала, чем действительно это может быть плохо. Наталья, скажите, мы уже взрослые все люди, и те, кто нас смотрит и слушает, тоже, а что происходит с нами вот во взрослом возрасте, именно когда мы уже вспоминаем вот те самые первые отношения, первые поцелуи, первый секс? Почему так часто, когда встречаются молодые люди, когда-то молодые люди, которые были друг в друга влюблены, вдруг вот всплеск каких-то чувств, эмоций, отношений, возбуждения, пожалуй, и ты не понимаешь, что с этим делать. Как во взрослой жизни на нас влияет вот то, что мы испытали тогда?

На самом деле мы все немножечко собачки Павлова. И вот этот вот первый контакт, первая любовь, эти первые интенсивные переживания, они формируют в нас определенный такой отклик. Это тот же самый условный рефлекс: вот этот человек, и вот мне хорошо, лампочка и слюноотделение. Это запоминается психикой, и по сути, когда спустя много лет мы вдруг встречаем того человека, с которым когда-то было хорошо, загорается ровно та же лампочка, и психика вспоминает. Хотя на самом деле по большому счету нам было хорошо не только потому, что это был этот человек, это был целый комплекс каких-то и биохимических откликов, и определенного уровня развития психики, и наших собственных фантазий того, как мы сделали идеальным, ведь первая любовь это же всегда такой идеальный человек. Но при этом этот человек стал вот той самой лампочкой, и поэтому мы можем поднять как бы, психика может поднять вдруг пласт всех этих воспоминаний, актуализировать все те эмоции, которые были тогда. А так как мы склонны себе все объяснять, это же миф о том, что люди рациональны, люди на самом деле просто все любят объяснять, а рационального зерна в наших поступках довольно мало, то здесь происходит история про такое дополнительное самоубеждение: ну вот, раз я это чувствую, значит, это были настоящие чувства, и значит, все-таки наша любовь была не случайна, и давайте зайдем все дружно еще раз в одну и ту же реку. А история-то на самом деле про то, что все чувства настоящие, что бы мы ни чувствовали в каждый конкретный момент времени, это настоящие чувства, просто они разные по интенсивности. Естественно, пятнадцати-шестнадцатилетние переживания, просто потому, что это первые переживания, будут казаться нам более яркими, чем спустя там двадцать лет. И тот же самый первый поцелуй под луной может будоражить очень много каких-то телесных ответов, а спустя когда уже прошло двадцать лет, и ты двадцать лет в браке, и у тебя трое детей, и ты разогнала их по комнатам и быстро чмокнулась с мужем, это не вызывает уже вот таких вот переживаний, но это не значит, что они не настоящие. Просто действительно мы запоминаем, и по типу условного рефлекса это срабатывает, и на какое-то время даже это может сохранить отношения. Это может снова вспыхнуть за счет «старых дров», но вопрос в том, сколько это будет гореть.

Отдельная тема для будущего, надеюсь, разговора, что делать, когда прошло двадцать лет в браке, не важно, пятнадцать, десять, и вот это ощущение новизны пропало. Как подбросить дров в огонь и снова разжечь костер, возможно ли это? Но это наш следующий разговор. А на сегодня, я думаю, мы закончили, тема более-менее исчерпана. Спасибо большое, Наталья.

Спасибо.

С нами была Наталья Фомичева, сексолог. Я Александра Яковлева, мы говорили о первом сексе и его влиянии на нашу жизнь. Оставайтесь на Дожде. Всем пока.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века