Лекции
Кино
Галереи SMART TV
«Ты должна быть красивая», «секс — это грязно» и другие гвозди, которые забивают в головы девочкам. К чему это приводит во взрослой жизни?
Читать
30:22
0 13462

«Ты должна быть красивая», «секс — это грязно» и другие гвозди, которые забивают в головы девочкам. К чему это приводит во взрослой жизни?

— Психология на Дожде

В новом выпуске программы «Психология на Дожде» сексолог и психотерапевт Амина Назаралиева рассказывает о мифах, которые создаются обществом вокруг женщин. Что вообще значит «быть женщиной» и как такие установки мешают в реальной жизни? Как научиться принимать свою внешность и внешность своих детей и не подвергать ребенка переживаниям из-за нее? Существуют ли подобные стандарты в обществе по отношению к мужчинам и как научиться слышать и учитывать желания свои желания и своего ребенка? 

Всем привет, дорогие зрители Дождя. С вами программа «Психология», я ее автор, Александра Яковлева, и тема сегодняшней программы — быть женщиной. Обсудим мы эту тему с сексологом, психотерапевтом Аминой Назаралиевой. Амина, здравствуйте.

Здравствуйте.

Спасибо, что вы с нами. На днях мне попался отрывок из прекрасного фильма, который я очень любила в юности, «Завтра была война». Фильм снят по одноименной книге Бориса Васильева, кстати, я ее очень люблю, и в этом отрывке главная героиня, Искра, одна из главных героинь, критикует подругу за то, что та мечтает быть женщиной. Меня так впечатлил этот коротенький отрывок, что я решила обсудить эту тему с вами, Амина. Но сначала давайте все вместе этот отрывок посмотрим.

Ну вот, Амина, мне бы хотелось, чтобы вы прокомментировали этот небольшой кусочек, потому что, мне кажется, многие женщины росли и выросли, например, я, на таких установках базовых, когда быть женщиной, мечтать быть женщиной, было как-то неправильно, нужно было представлять из себя что-то еще или что-то другое. Расскажите, пожалуйста, что вы думаете по этому поводу.

Это достаточно интересный, по-моему, отрывок, потому что я там увидела несколько смыслов в действительности, там же и про принятие собственного тела, и про гендер, и про то, что нам говорит общество, когда мы растем, что такое быть женщиной. Потому что когда мы рождаемся с женскими гениталиями, это пол, который нам приписывают при рождении, и он отличается от того, что мы называем гендер. Гендер — это то, что значит быть женщиной в данной конкретной культуре. И похоже, что вот эти две девушки, они, видимо, росли, они были подвержены разным влияниям, когда они росли. Одна, понятно, выражала убеждения, вторая, видимо, что-то прочитала в литературе классической, и ей показалось это привлекательным, и она хотела быть любимой игрушкой в руках своего мужчины. Это довольно интересно, потому что наша страна пошла несколько иным путем, чем большинство других стран, где такое раскрепощение, скажем так, женщин и борьба за равные права, так сказать, наступили с некоторой задержкой, поэтому у нас такой интересный винегрет получился, мне кажется, все еще гендерных стереотипов и «второй смены» женской и при этом ожидания, что женщина коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, будет сильной, летчицей, парашютисткой и при этом такой нежной ланью.

А вот это их начало разговора, когда Зинаида так очень скромно интересуется, не жмет ли Искре лифчик, а та очень как бы резко ее обрубает, то есть получается там, своим телом интересоваться нельзя, нужно интересоваться политикой партии, это было такое время, еще какими-то важными светлыми мыслями о нашем будущем. А то, что касается меня, как женщины, и моих проявлений женских, это ни-ни, об этом говорить не смей, даже думать и мечтать. А вот в наше время все-таки как на это смотрит психология, что об этом говорят?

Об это вообще говорят как о нарушении одного из базовых прав человека, права на образование, потому что сексуальное образование это то, что вообще-то мы должны получать с самого детства, разумеется, в соответствии с возрастом, мы должны получать ту или иную информацию. Беспокойство о том, что грудь какая-то не такая, или молочные железы не симметричны друг другу, очень распространенное беспокойство у молодых девушек, и они часто задают вопрос, нормально ли с ними это. Сейчас, если посмотреть, что творится в Instagram, где из каждого утюга всячески, так сказать, культивируется очень худое юное тело, конечно, беспокойство о собственном теле начинается очень рано. Мы видим, что анорексия все молодеет и молодеет, мы видим совсем маленьких девочек с этим расстройством, когда они убеждены, что они жирные, они смотрят на свое тело, им кажется, что они жирные, хотя их тело совершенно нормальное. Вот это вот очевидно из этого куска, что похоже, они обе выросли, и с ними никто не разговаривал о том, что такое тело, что с ним происходит, когда мы растем, что это чаще всего нормально, все, что с вашим телом происходит, и про принятие собственного тела тоже никто не объяснял, хотя это суперважно.

Этот отрывок, он немножко утрированный, конечно, книга великолепная, и она совсем не про это вообще, но тем не менее, мне кажется, очень показательно то, что мы сейчас только-только начинаем обретать язык и иметь возможность говорить о каких-то базовых потребностях женщин, мужчин, убеждениях и установках, которые в принципе должны обсуждаться с нами с детства. Но этого в советские времена в нашей стране не делал никто и никогда, а сейчас есть робкие попытки, но не знаю, насколько они успешны. Я уверена, что молодые ребята, которые сейчас этот отрывок, может быть, увидели, очень со скепсисом на это будут смотреть, потому что, конечно, это очень странная установка. Но тем не менее, огромное количество людей выросло, женщин, именно вот с таким целеполаганием. А что вообще значит для вас быть женщиной?

Ну, для меня это значит быть приблизительно тем же, что и мужчиной, только иметь больший набор опций, иметь возможность выносить ребенка, родить ребенка и выкормить ребенка. Собственно, все, здесь для меня заканчиваются ключевые различия, а все остальное, все, что мы наблюдаем, во многом, что называется, сконструировано обществом, какими-то ограничениями, дискриминацией и так далее. В действительности, даже если говорить о сексе, мы в прошлый раз остановились на том, что для женщины, очень долго в истории сексологии для женщины хотеть секса и получать этот секс, когда ей хочется, считалось чем-то ненормальным и болезненным. Она должна была закрыть глаза и думать об Англии, вот это считалось нормальной женщиной. И видимо, вот в том отрывке, вероятно, отношение к сексу тоже было похожим, я думаю. Все равно вот эта привилегия наслаждения сексом, она как-то в течение всей истории оставалась за мужчиной, хотя в действительности мы, если нас поставить в равные, абсолютно идентичные условия, мужчины и женщины, нам одинаково нравится секс или одинаково не нравится. Но вот это беспокойство о себе постоянное, которое нам часто внушает социум, о нашем собственном теле, насколько оно привлекательно, насколько оно хорошо, что там, как мы устроены, вопросы, связанные с контрацепцией, это большой источник беспокойства, все это вносит вот этот вклад тревоги вокруг сексуальности и тормозит наше сексуальное удовольствие.

А вот эта история про то, что женщина это игрушка в руках мужчины, даже если любимая, но все равно игрушка? Мне кажется, это тоже интересная вещь, давайте это немножко обсудим.

Я думаю, смотрите, у нас немножечко разные системы, независимые друг от друга весьма, отвечают за сексуальное влечение, за партнерство, доверие и безопасность и за, так сказать, желание заботиться. И в принципе, если мы берем какие-то стабильные отношения, то все вместе представлено, если взять стандартный брак, то мы делим какие-то обязательства, связанные с ведением хозяйства, с заботой о детях, и вместе с тем, когда мы оказываемся вместе в постели, если мы уже очень долго в этом браке, то часто у многих пар я вижу, что вот эта вот роль про хотеть чего-то, брать это и получать себе, она начинает немножечко затухать. То есть мы для простоты это называем роль любовницы, но для меня игрушка в руках мужчины это совершенно уместная метафора для вот этого контекста, когда мы в постели, когда мы в состоянии любовницы. То есть вот чуть-чуть объективации или очень много объективации, если это касается секса, если это нравится всем участникам, это отлично. Если это выносится за пределы, скажем так, флирта, секса, и женщина становится игрушкой/объектом/предметом для манипулирования в руках мужчины, это уже плохая история, то есть тут уже мы приближаемся к абъюзу скорее. Поэтому смотря когда, смотря как, смотря какие мотивы, смотря как себя чувствуют все участники в этот момент.

Скажите, пожалуйста, если ли какие-то, может быть, советы или рекомендации, если вот женщина чувствует какие-то проблемы с этим принятием женственности своей? Как ей, может быть, стоит с этим поработать или вообще как на это обратить внимание?

Вообще обычно собственные какие-то гендерные недовольства, скажем так, или гендерное какое-то раздражение по поводу своей гендерной роли, оно нормальное, как и гендерно-вариативное поведение. То есть это не делает тебя меньше женщиной, если ты успешна, если ты сама зарабатываешь, если ты там коня на скаку остановишь, то есть точно так же тебя не делает меньше женщиной, если ты домохозяйка всю практически свою жизнь, и ты заботишься о детях. То есть смысл, мне кажется, ключевой в том, чтобы поддерживать свободу женского выбора, потому что кому-то для счастья нужно быть независимой, одиночкой, чайлдфри, зарабатывать, делать бизнес, кому-то для счастья нужно быть в совершенно моногамном браке, с кучей детей, в патриархальном таком классическом браке, и она будет счастлива, то есть дать ей право делать свой выбор и реализовывать ту жизнь, которая ей нужна. И с одной стороны, если что-то тебе не нравится в том, что тебе навязывает общество, разобраться, что тебе навязывают, как это изменить, или адаптироваться к этому обществу, или менять самой это общество и стремиться строить жизнь такой, какой ты хочешь прожить. Так если в общих чертах.

А есть вообще большая разница между тем, как отстаивают свои права, например, женщины или настаивают на своих правах мужчины?

Мы знаем об этом, что если одну и ту же фразу ассертивно, достаточно уверенно скажут женщина и мужчина, то часто женщину воспринимают как агрессивную в таких ситуациях, хотя она говорит ровно то же самое. То есть вот это ожидание, что женщины всегда будут такие лапушки и зайчики, будут, так сказать, все углы смягчать, сглаживать, будут постоянно думать о чувствах всех вокруг, и не дай бог не задеть чье-то эго, не конкурировать, это раздражает, это мешает работать, надо сказать, особенно когда ты работаешь в команде с мужчинами и ты хочешь, чтобы тебя воспринимали всерьез. Вместе с этим, наверное, все уже слышали про менсплейнинг, такая позиция сверху, когда мужчина начинает женщине объяснять, как ей жить, тоже в общем не очень чувство переживается как уважительное такое отношение. И вот в этом смысле да, с коммуникацией мы видим разницу. Это интересно, я даже как психотерапевт вижу, потому что я обучаю одним и тем же протоколам, например, ассертивного поведения и мужчин, и женщин, и часто женщины приходят потом и рассказывают, что люди возмущены, им кажется, что вот ровно те же слова, сказанные женщиной, они как будто бы агрессивны, хотя это просто ассертивное поведение, уверенность, самоуважение, с тем, что ты знаешь, чего ты хочешь, ты просишь, ты настаиваешь, ты готова к переговорам.

Кстати, вот в этом же фильме, просто у нас нет уже так много времени, есть другой монолог, про мужчину, что значит быть мужчиной, и там вот есть такой набор этих базовых принципов: быть сильным, быть смелым, отдать пайку другу, ненавидеть врагов, защищать родину и любить двух женщин, это свою мать и мать своих детей. Такой вот базовый набор мужских качеств, это я так коротко процитировала. Вот сейчас мы живем в такое время, когда очень много обсуждают роль мужчины, женщины, что такое быть мужчиной, мы не хотим обидеть никого, и говорить о мужчинах или забыть о мужчинах невозможно в контексте того, что есть на этой планете два гендера, два пола. Как относиться вообще вот к этим стандартам, что мальчик, он сильный, девочка слабая, девочка чувствовать может, а мальчик должен все свои чувства держать при себе?

Я думаю, что там все вот эти гендерные установки, они обслуживали какую-то цель, цель, которая в данном обществе казалась ключевой. Гендерные стереотипы, они точно так же удушают, скажем так, мешают быть счастливыми мужчинам, как и женщинам, потому что мы одинаковые. Если вы посмотрите, как дети растут, они более-менее растут одинаково, мальчики точно так же плачут, как и девочки, им так же обидно, когда у них отнимают игрушки, когда происходит несправедливость. Но дальше мы запрещаем им чувствовать, мы запрещаем им плакать, и что мы им говорим, «Ты как девчонка, если ты плачешь», и в итоге мальчик учится подавлять свои эмоции, игнорировать их, учится преодолевать страх в любых ситуациях. Если ему повезет, если у него такой тип нервной системы и он оказался в таких условиях благоприятных, что он может это все реализовывать. Но как много мальчиков, которым повезет меньше? Как много мальчиков, которые родились более чувствительными? Тогда что им остается? Собственно, они падают с грохотом с этого пьедестала в самый низ, их унижают, им больно, они встречают унижение и со стороны мужчин, и со стороны женщин, то есть абсолютно ничего хорошего. Потому что жить в согласии со своими эмоциями, сознавать себя, понимать себя, иметь близкие отношения, просить о помощи, быть уязвимым, это совершенно нормальные свойства человеческой жизни, вне зависимости от того, какого ты гендера. Если ты просто отрезаешь от себя половину себя, ты просто живешь более бедной жизнью и более несчастной жизнью, я не вижу ничего хорошего в том, чтобы мужчин точно так же лишать всего того счастья, которое может нам дать близость и уязвимость.

А вот еще, знаете, про внешность. Я сама девочкой была, и такие вот в детстве, я прямо помню эти моменты, когда тебе говорят: «Ты же будущая женщина», и это так как-то говорится, что дальше за этим ну просто огромный подтекст и куча контекстов. Что в принципе важно знать родителям, девочкам, будущим девушкам о себе, для того, чтобы просто принимать себя и свою женственность без каких-то вот этих сложных контекстов?

Я бы дала, наверное, совет всем родителям девочек не обращать внимания на внешность своего ребенка, не придавать много значения внешности, потому что каждый раз, когда вы обращаете внимание, даже если вы только хвалите «Какая ты красивая!», вы забиваете гвоздь ей в голову. Какой она месседж получает таким образом, что ее ценность зависит от ее внешности. И даже если у нее все будет складываться отлично, какой-то небольшой кусок жизни она правда будет, что называется, майской розой, и будет чувствовать себя востребованной, хотя не факт, что в это время она будет получать удовольствие от своего тела, все равно она постареет. Мы надеемся, что она проживет достаточно долго, что она постареет, что она станет мамой, у нее изменится тело. И что тогда ей делать со своим телом, как ей принимать свою старость? Если вся ее самооценка будет стоять на ее внешности, мы выпускаем свою дочь в эту жизнь с очень таким, так сказать, слабым багажом инструментов. Вместо этого я бы принимала, рекомендовала вам принимать тело вашего ребенка. Почему для женщин это особенно важно, потому что женская сексуальность очень тесно связана с нашими собственными отношениями с телом. Вот наше беспокойство в последующем о том, какая у меня грудь, а сколько у меня целлюлита, растяжки, а вот я толстая и прочее, это вот такие типичные триггеры, которые нажимают на тормоз сексуальный у женщин, когда они уже вырастают. Это совет номер один. Совет номер два — развивать у девочек, да и у мальчиков тоже, просто у мальчиков она чаще по умолчанию развита, мышцу «хочу», я так это называю. То есть у нас есть мышца «надо» и у нас есть мышца «хочу». Вот то, что ты должна делать, то, что от тебя ждут, когда ты подавляешь свои желания, это все развивает мышцу «надо», и многие вырастают женщины с сексуальными проблемами и с конфликтом со своим гендером, скажем так, когда у них перекачана вот эта мышца «надо». А вот эта мышца «хочу» маленькая или атрофирована, потому что они почти ею не пользуются, потому что им нельзя было хотеть с детства. Что они хотели, что они хотели со своим телом, какие прикосновения они хотели или не хотели, какие активности они хотели или не хотели, это не имело значения, в том числе, пищевое насилие, например, тоже перекачивает мышцу «надо» и недокачивает мышцу «хочу», когда ты впихиваешь в себя что-то. И вот если девочка или мальчик вырастает вот с этим убеждением, что то, что я чувствую там внутри, все эти признаки возбуждения, во-первых, я не могу их различить, во-вторых, я не имею на него права, и в-третьих, если мне больно или неприятно, я должна стиснуть зубы и терпеть, это очень плохая история. Это очень скользкий лед, лучше туда не становиться. Поэтому всячески стимулируйте вашу девочку к независимости, чтобы она раскачивала свою мышцу, что я «хочу», это очень рано у детей начинается, уже на втором году жизни они начинают заявлять то, что они хотят. Давайте им свободу в том, чтобы они выбирали безопасные вещи, которые они могут хотеть и получать, и это поможет им осознанность вот эту развивать к тому, чего они хотят, и просить это, и всячески приветствуйте. Вот это два совета.

Мне очень понравилась вот эта фраза про гвоздь, который забивается в голову девочке, когда ей говорят: «Ты красивая, ты красивая и должна быть красивая». А еще есть какие-то «гвозди», расскажите о них, мне почему-то это запало.

Да, очень страшный «гвоздь» о том, что секс это аморально, или стыдно почему-то, или грязно, что быть сексуальной нельзя. То есть это типично для многих культур, где вот такое вот разделение, где женщина должна быть святой, матерью, потому что этими губами ей потом целовать детей, что есть женщины «качественные», они такие вот для уважения, для материнства, для статуса матроны, и есть низкокачественные женщины, похотливые, с ящиком Пандоры, так сказать, между ног. Вот это плохой очень «гвоздь», то есть хотеть нормально. Как это «гвоздь» забивается обычно, о том, что секс это плохо и грязно? Он забивается, когда родители впервые сталкиваются с мастурбирующим ребенком со своим, это очень часто еще до трех лет происходит впервые, или просто ребенком, исследующим свои гениталии. Еще не мастурбация, просто случайное исследование, ребенок наткнулся, «О, прикольно!», потому что там есть эрогенные зоны, и конечно, это ощущение интересное, дети очень часто в процессе просто исследования обычного тела натыкаются на то, что клитор или половой орган приносит немало удовольствия. И вот если здесь начать какую-то панику вокруг этого устраивать, или наказывать, есть всякие истории, кто-то перцем пальцы мажет, кто-то угрожает, что придут цыгане и детей заберут, это создает вот эту связку у ребенка о том, что вот когда я испытываю вот это удовольствие в гениталиях, что-то страшное может произойти, я должен прятаться, это аморально, это стыдно, меня накажут за это. Это тоже может плохо кончиться, это тоже «гвоздь».

Мне вот интересно, в нашем обществе сейчас много хорошего происходит, вот на что можно обратить внимание и взять за пример?

Не совсем поняла вопрос.

В нашем обществе очень много сейчас разных подвижек, важных и нужных, на что нужно обращать внимание, с чего можно брать пример, чтобы на это ориентироваться в воспитании детей, в принятии себя?

Мне очень нравится вот это бодипозитивное движение, которое, собственно, об этом и говорит, что, ребята, давайте относится к телу как к телу, люди разные, люди в разных телах по разным причинам, давайте не будем их стыдить за те тела, которые у них есть, и давайте не будем такие социальные рейтинги людям присваивать в зависимости от того, какие тела у них есть. Это здорово, это хороший тренд, и он действительно даже помогает, он может помочь нам в том, чтобы справиться с психическими расстройствами тяжелыми. Мне кажется, отличный тренд это внимание большое, которое уделяется согласию, потому что согласие это про эксплицитное выражение того, чего я хочу или не хочу, и про запрос, и про то, чтобы проверить, хочешь ли ты, вот мой партнер, с которым я проявляю инициативу, хочет ли он или она того, чего хочу я. Мне очень нравятся современные молодые люди, потому что они очень просвещенные, они говорят о сексе более открыто, и это здорово, я считаю совершенно правильным началом для многого. Мне нравится, что у нас появилась культура в целом ношения презерватива с собой, культура просить справки друг у друга, чего не было раньше. Это все еще меньшинство, конечно, но уже есть такие люди, я думаю, этот тренд будет развиваться, особенно с этой коронавирусной эпидемией.

Я вспомнила, раз уж мы заговорили о принятии себя и понятии себя, вспомнила еще один момент из фильма «Сбежавшая невеста» с Ричардом Гиром и Джулией Робертс, где Джулия Робертс не знала, что она, какую яичницу, какое яйцо она предпочитает, вареное, бенедикт, глазунью, и с каждым мужчиной она выбирала то, что любит он, но не то, что любит она сама. И вот Ричард Гир, главный герой, как раз сказал, что до тех пор, пока ты сама не поймешь, какой же вид этого яйца любишь именно ты, ты не сможешь обрести себя. И мне кажется, эта история очень похожа на многих женщин, которые часто вынуждены подстраиваться под желания других людей, в том числе мужчин своих, мужей, не имея возможности просто понять, что же нужно им самим. А как вообще, уж про сексуальность это даже какой-то вопрос второй, а первый, как вообще понять, что любишь ты, если ты так сильно зажат вот в эти тиски, рамки, в которые тебя ставит общество?

Это как раз вот так история про «хочу» и «надо», про две эти мышцы. Мы называем это в профессии схема поиска одобрения, то есть когда часто в голове ты можешь даже и не понимать, чего ты хочешь на самом деле, но ты считываешь его ожидания, или там ее ожидания, и ты даешь ответ, который от тебя ждут, для того, чтобы радовать другого, чтобы не дай бог не разочаровать. То есть такой большой как бы страх и тревога, что ты разочаруешь другого человека, очень часто у женщин, я с вами согласна. Очень часто это ассоциировано с сексуальной дисфункцией, потому что если ты во время секса сфокусирована на том, чтобы нравиться ему в первую очередь, то это очень хорошая мотивация, мы для этого занимаемся сексом, чтобы и получать удовольствие и дарить его. Но если это твой единственный фокус, и ты не можешь фокусироваться на себе и на своих ощущениях, ты не можешь брать его руку и сказать: «Нет, вот не там, а там, сделай так-то, я хочу того-то», тогда ты просто не получишь классный секс, потому что секс во многом очень эгоистичная штука. Тебе нужно знать, чего ты хочешь, знать, как это получить, дать инструкцию своему партнеру, попросить его тебе это дать и направлять его в процессе, если говорить про техническую сторону вопроса. А когда у тебя только поиски одобрения, ты заглядываешь в глаза и только хочешь видеть его одобряющие глаза, и ты совершенно не выносишь никакое напряжение в отношениях, никакую критику и никакое разочарование со стороны партнера, то секс будет одной из множества проблем, как вот в этом примере. То есть там с карьерой могут быть проблемы, потому что где-то нам нужно выпускать свой гнев, где-то нам нужно отстаивать себя, где-то нам нужно уметь говорить «нет» достаточно твердо, где-то нам надо говорить «я хочу» или «я не хочу» достаточно твердо. И это навык, это не имеет никакого отношения к гендеру ровным счетом, это навык, этому специально учатся, просто мальчиков обычно учат этому лучше, девочек часто учат этому хуже и учат «нет, ты должна быть милой», «почему ты нахамила дяде, когда он пытался тебя поцеловать?, «он старше тебя, ты должна улыбаться», очень-очень опасная дорога, не делайте так.

Ну да, я вспоминаю вот эти все моменты, когда по щечке девочку потрепать, по головке ее погладить, на коленки посадить уже девочку-подростка, ну как же, это же давний друг семьи, он же тебя с пеленок знает, и дальше это какая-то очень кривая дорожка, которая заводит неизвестно куда. И очень, кстати, мне кажется, много страха в том, чтобы проявляться в своем естестве, то есть бояться выглядеть не так, говорить не так, делать что-то не так, это не только на сексуальную сферу распространяется, это и в жизни, и в работе, и в дружбе, и в отношениях, в родительско-детских отношениях, быть такой, какой меня хотят видеть родители, или таким. Тут уже не про мужчину и женщину, вообще про общество в целом.

Да-да, абсолютно согласна. Секс это просто частный случай, где это особенно хорошо видно, потому что пока ты не возьмешь за свой секс ответственность на себя, ты ничего не получишь хорошего. Да, я абсолютно с вами согласна, если ты боишься, что тебе «прилетит», как только ты проявишь себя, или это действительно с тобой происходило с самого детства, то, что ты хотела, вообще не имело никакого значения, и тебе говорили вообще: «Да кто ты такая? Ты посмотри на себя, мелочь!» «Что я скажу, то и будешь есть!», или, не дай бог, сексуальное насилие, инцест, какая-то хроническая история с абьюзом, она совершенно, так сказать, делает атрофированной вот эту мышцу «хочу». И в терапии мы ее выращиваем потихоньку, начинаем с того, что да, у тебя точно, ты имеешь право хотеть, ты имеешь право не хотеть, ты имеешь право свои границы защищать, обучаем навыкам, как это делать, и потихонечку помогаем человеку получать новый опыт, где люди встречают с уважением ее или его «нет» и дают то, что человек хочет.

Амина, спасибо большое. Надеюсь, наш разговор был полезен не только женщинам, но и мужчинам, потому что тема широкая, касается абсолютно всех. Наше время подошло к концу. Напоминаю, что с нами была сексолог, психотерапевт Амина Назаралиева. Амина, спасибо большое.

И вам, Саша.

Всего доброго. Я Александра Яковлева, оставайтесь на Дожде, будьте здоровы.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века