Лекции
Кино
Галереи SMART TV
Клитор всему голова? Каким бывает женский оргазм, и почему кто-то его никогда не испытывает
Читать
40:15
0 199865

Клитор всему голова? Каким бывает женский оргазм, и почему кто-то его никогда не испытывает

— Психология на Дожде

В новом выпуске «Психологии» сексолог Амина Назаралиева рассказывает все, что вы хотели знать о женском оргазме. Почему у каждой он — особенный, из каких фаз он состоит, и как он на самом деле зависит от партнера? А также — почему некоторые женщины его никогда не испытывали и есть ли у них шанс, что когда-нибудь это все-таки случится?

Здравствуйте. Меня зовут Амина Назаралиева, я врач-сексолог, психотерапевт и соучредительница Mental Health Center. Сегодня мы поговорим об оргазмах, о женских. Прежде чем мы начнем, я хотела бы рассказать о том, что такое оргазм, где он находится, какое он вообще отношение имеет ко всему остальному.

Когда мы впервые, а это примерно середина прошлого века, когда мы впервые начали пытаться ответить на все эти вопросы, была предложена первая модель сексуальных реакций человека, это модель Мастерс и Джонсон. Что они утверждали, они утверждали, что вот такая первая фаза нашей сексуальной реакции это возбуждение, если вот смотреть на график, это вот такое пока еще низкое, у нас еще тело пока не очень реагирует, постепенно наше возбуждение растет. Потом мы выходим на плато какое-то время, обычно оно сопряжено с фрикциями, у нас очень сильное возбуждение, например, на восемь баллов из десяти. И наконец с нами случается вот этот всплеск, это оргазм, и дальше такая фаза разрешения, резолюции, разрядки, когда ничего не хочется, хочется просто отвернуться или лечь как мешок и просто поспать. И в ближайшее время никаких новых оргазмов, никаких новых эякуляций не доступно. Это такой самый банальный, самый базовый цикл реакций, вернее, даже не совсем цикл, это линейная модель.

И дальше, по мере того, как мы все больше и больше разбирались, как оно все работает, мы понимали, что вот этой моделью описываются далеко не все нормальные реакции человеческие, особенно женские. Оказалось, что у женщин может быть очень коротенькой вот эта фаза плато, например, и тогда она быстро кончает. Она может вообще не испытывать оргазм, и это тоже окей. Она может испытывать несколько оргазмов подряд, и это окей. У мужчин, у которых эякуляция слишком рано начинается, у них тоже короткое плато и потом оргазм. Кто-то может пропускать какой-то даже целый кусок или начинать позже.


Позже мысль сексологическая развивалась следующим образом: подождите, ребята, прежде чем возбудиться, мы же что-то делаем, это же не просто так, мы идем по улице и бац, у нас эрекция. Что-то происходит, есть еще влечение, и туда, в начале этой конструкции, добавилось влечение, то есть это когда у нас какие-то фантазии появляются про секс, и мы уже не обычным таким взглядом, с любопытством и интересом смотрим на что-то совершенно привычное, например, вдруг начинаем замечать, что наша сотрудница очень даже интересная женщина, например, если мы мужчина. Если мы женщина, мы вдруг, не знаю, на сотрудника, если это сотрудник, или на партнера в обтягивающих каких-нибудь джинсах смотрим с интересом и замечаем нечто, или нам хочется посмотреть порно, в порно нам хочется мастурбировать, у нас появляются фантазии, мы уже что-то планируем, залезаем в какие-то приложения, ищем кого-то там, чтобы устроить свидание, готовимся. И вот эта вот заряженность, в первую очередь вот здесь, в голове, эмоциональная — вот это про влечение. И это действительно важный кусок, который предшествует всему остальному, только когда нам хочется, мы начинаем сближаться, начинаем что-то делать, ласкать друг друга, чтобы вызвать друг у друга возбуждение и дальше, так сказать, по этому графику пройти.

Позже исследования нам начали показывать, что подождите, это не всегда так работает линейно и не у всех. Оказывается, что иногда сначала возбуждение, а потом влечение, то есть сначала тебя, не знаю, зажмут в углу, пожамкают, потрогают, поласкают, все что угодно, начнут инициировать с тобой какую-то сексуальную активность, ну ты как-то и не хотела даже, не особенно хотела, но ты начала, и что-то там пошло-поехало, разогналось. Оказалось, что может быть так, что вот эта фаза влечения она после возбуждения, или наоборот, где-то даже в конце всех этих событий. И что то, каким был предыдущий секс, каким был сам процесс, каким был финал, каковы были наши отношения с партнером, очень даже сильно влияет на то, что будет дальше, и вот, так сказать, цикл замыкается, это становится уже такой циркулярной моделью. Потом мы поняли, что нет, все не обязательно в такой последовательности, оно как угодно может, с разными, так сказать, элементами вот этой кривой взаимодействовать. И чем мы точнее пытаемся описать сексуальность, тем более сложными оказываются эти модели.

Плюс ко всему, одна из таких значимых моделей последних лет, это модель двойного контроля, она очень популярна и хорошо освещена в России. Модель гласит, что у нас есть системы, и они, кстати, одинаково работают у мужчин и у женщин, которые отвечают, так сказать, за возбуждение нервной системы, и в том числе, собственно, возбуждение сексуальное, там вовлечены определенные гормоны, определенные пути, и у нас есть отдельные системы для торможения. Это нужно, потому что нам, конечно, надо как-то размножаться, для этого, для этого нам надо, чтобы наш сексуальный «газ» нажимался, и вместе с тем нам нужно останавливаться. То есть, какой бы классный у нас ни был секс, если где-то рядом упадет, не знаю, начнутся какие-то политические события и весь город выйдет протестовать, мы прерываем в этот момент секс, что бы ни происходило, мы переключаемся. Или вдруг мы обнаруживаем, что наш партнер, когда он обнажен, у него какие-то странные, не знаю, шанкры, сыпь, запах, гной или еще что-то, это должно нас немедленно остановить. Если мы боимся забеременеть, заразиться, все что угодно, что-то должно нас остановить, какая-то опасность должна нас остановить, как бы все круто ни шло до этого. И вот для этого нам нужен отдельный независимый «тормоз» сексуальный.

Похоже, что это работает следующим образом, что эти системы, возможно, даже конкурируют друг с другом, условно, «газу» нужно набрать какую-то скорость определенную, чтобы мы доехали до оргазма, и «тормозу» нужно соответствующей силы нажатие, чтобы сбросить нас настолько, чтобы нам уже не хотелось. Грубо говоря, это как будто они конкурируют за то, чтобы достичь какой-то точки, где или «газ» или «тормоз» перевесили бы друг друга, и мы можем пойти туда на разгон и разогнаться, или наоборот, можем потерять интерес и нам хочется все прекратить, или мы можем оставаться где-то вот посередине, где нам, ну окей, все равно, можем туда, а можем остановиться, не важно. И на эти две системы воздействует огромное число факторов. Сегодня мы поговорим об этих факторах, мне казалось, что они совершенно разные, какие-то управляемые, какие-то не управляемые, какие-то могут действительно служить вот этой последней каплей, чтобы, например, затормозить нас окончательно с этим партнером или на этом жизненном этапе.

Ко мне приходят женщины с этой проблемой, и мы пытаемся, мы работаем как детективы, мы пытаемся понять, вот на этом жизненном этапе какой моделью лучше описывается ее сексуальность. Бывают женщины, которые расскажут о том, ну слушайте, в молодости все было отлично, я вот так «с пол-оборота» возбуждалась, никаких проблем с оргазмом никогда не было, все было отлично, но вот сейчас, не знаю, родила недавно, и все совсем по-другому. Или мы уже пятнадцать лет в браке, когда-то у нас все было круто и здорово, мы были лучшими любовниками друг для друга, а теперь вот мы как брат и сестра, мы очень дороги друг другу, но, к сожалению, мои фантазии совсем в другой плоскости и с совершенно другим человеком. И мы учимся, мы вместе по сути дальше начинаем вот это расследование о том, что это за факторы, которые вносят вклад, может быть, недостаточный, в то, чтобы нажать на «газ» как следует, и что это за факторы, которые начали давить на «тормоз», которых, возможно, не было раньше, когда все работало отлично.

Эти факторы, их, грубо говоря, можно разделить на три группы, я называю это три кита, на которых стоит сексуальность. Первая группа факторов, это собственно что с телом происходит, потому что мы с помощью тела занимаемся сексом, с помощью тела мы испытываем оргазмы. Это могут быть действительно какие-то проблемы с гормонами, например, наиболее частое объяснение, принятое у нас в стране, хотя крайне редко действительно это актуальная история. К к сожалению, многие даже знаменитые звездные врачи злоупотребляют этим страшно, они назначают совершенно сумасшедшие гормональные коктейли мужчинам и женщинам, которые могут быть весьма опасны для их здоровья, для того, чтобы их, так сказать, застимулировать как следует. Это абсолютно неэтичная практика, это нельзя делать, это все, что называется, off-label происходит. И если ваши гормоны в порядке, если они не выходят за рамки нормальных значений, вам не нужна такая терапия ни в коему случае, вам нужно что-то другое, только если они понижены, возможно, вы получили бы пользу от этого, но я слишком часто видела, когда пытались лечить людей с совершенно нормальными показателями.

Вторая распространенная история, это поиск гинекологических проблем, якобы хронических, и там бесконечные антибиотиками терапии. Я не знаю, что хуже, бесконечная антибиотиками какими-то терапия или какие-то бесконечные БАДы, гомеопатия и что-то еще. Иногда это срабатывает просто потому, что совпадает, например, по времени улучшение с приемом каких-то веществ. Часто просто что-то произошло, ты выспалась, отношения улучшились, по работе повысили, стресс какой-то прекратился хронический, уверенность у тебя повысилась, ты сходила на какие-то курсы, не знаю, почувствовала себя богиней, и это сработало, и ты думаешь, что какие-то чудесные гадания на стеклянном шаре. Поэтому, к сожалению, вокруг секса и вокруг оргазма очень много шарлатанов, в том числе тех, кто верит искренне в то, что они делают. Среди этих шарлатанов и врачи, и врачи с громким именем, которые заработали не один миллион на каких-то своих вот этих «авторских» методах лечения, в том числе, они на одном конце спектра. На другом конце спектра какие-нибудь продавцы курсов в Instagram по раскрытию женственности, сексуальной энергии, как угодно.

Что на самом деле работает? Если подходить научно к проблеме оргазма, это проблема, похоже, есть по некоторым данным, у 40% женщин, что очень печально, то есть это почти каждая вторая. И это несправедливо, так не должно быть. Но мы, к сожалению, даже не знаем, что помогает, нет данных, которые бы, нам неизвестно о каком-то веществе, например, лекарстве, которое помогло бы проблему оргазма решить. Точно так же, как нам не очень-то известно о психотерапии какой-то, которая помогла бы эту проблему решить совершенно однозначно.

Есть наиболее хорошо исследованные, это, например, направленная мастурбация, в первую очередь, это упражнение Кегеля, это парная терапия, секс-терапия, как раз они все начались тогда, в прошлом веке, и все еще используются в исследованиях чаще всего и чаще всего применяются чаще всего на практике. Что касается лекарств, те исследования на лекарствах немногочисленных, которые пытались разработать для женщин, потому что, понятно, это золотая жила, золотое дно, если почти половина населения планеты не испытывает оргазмы, и все в действительности хотят испытывать оргазмы, если бы было такое вещество, которое решало бы эту проблему, это было бы замечательно и было бы круто. Но, к сожалению, даже те лекарства, которые зарегистрированы на рынке, и они зарегистрированы специально, чтобы помогать сексуальным дисфункциям женщин, они, к сожалению, обладают очень слабым преимуществом перед плацебо. То есть в действительности похоже, что правда, порой покрутить над хрустальным шаром рукой может быть так же эффективно, как дать какую-то таблеточку, потому что, строго говоря, мы не знаем, как оно работает, и почему оно работает, и почему оно не работает.

Вместе с тем, если у тебя нет оргазмов, и тебя это совершенно не беспокоит, и твоего партнера это не беспокоит, и вам прекрасно живется без всяких оргазмов, то у тебя нет проблемы, то есть это не делает тебя больной, фригидной, вот все эти обидные обзывательства, которые можно услышать. Это нормально. Тут важно не попадать ни в какие крайности. Одна крайность — это жить в каком-то сексоцентричном мире и говорить, что секс это самое главное и самое важное, и надо вот разбиться об стенку, но улучшить свою сексуальную жизнь, вне зависимости от того, как у тебя, где на твоей лестнице, где в твоей иерархии приоритетов находится секс. С другой стороны, говорить, что секс это совершенно не важно, не имеет значения, вот дети, семья, работа, и так далее, и тому подобное, вот ради этого стоит жить.

И поэтому подход к сексуальному здоровью на сегодняшний день следующий. Во-первых, нет никаких норм практически. Те нормы, которые сегодня озвучены, они во многом связаны на самом деле с правами человека, и эти нормы очень тесно связаны с вопросами скорее юридическими, чем медицинскими. То есть мы сегодня считаем ненормальной любую сексуальную активность, которая включает людей, которые не могут дать согласия или объекты, которые не способны дать согласие, то есть все, что связано с насилием. Собственно, все. Все, что находится за рамками этого, считается нормальным. Любые фантазии, любая частота, то есть, если у вас секс раз в год, и вам окей, это норма. Для того, чтобы ваше состояние назвать дисфункцией и дать вам диагноз, ваше состояние должно длиться несколько месяцев хотя бы, эти изменения должны действительно отличаться, должны быть значительными, то есть в 50-75% случаев у вас все не работает или все гораздо хуже, чем было раньше. И плюс к тому у вас должен быть дистресс, то есть вы должны из-за этого страдать.

Потому что есть такая интересная штука, с возрастом наш секс становится реже, менее ярким, в целом, наверное, хуже. Но при этом дистресса от него нет. То есть, грубо говоря, женщина, у которой в 60 или 70 лет снижено влечение, и она не так возбуждается, как в 20, и у нее оргазмы реже, она действительно отмечает эти изменения, но она от этого не страдает, потому что она, например, готова к тому, что наверное, в 60-70 лет это окей, иметь меньше секса, или по каким-то еще причинам. Но если мы возьмем женщину лет в 40, замужнюю, например, которая хотела бы иметь больше секса, и она не удовлетворена тем, что у нее происходит, у нее показатели вот эти могут быть значительно лучше, чем у той же женщины в 60-70, но у нее дистресс будет значительно выше. И тогда ее симптомы могут быть квалифицированы как диагностические симптомы для того, чтобы говорить о сексуальной дисфункции у нее. А вот у той первой нет, даже несмотря на то, что у нее показатели хуже.

Второе, у нас нет никаких норм не потому, что мы не знаем… Мы, во-первых, не знаем, нам не известна такая цифра, как часто мы должны заниматься сексом, как часто мы должны хотеть, как часто мы должны кончать. Во-вторых, почему она не известна, потому что это совершенно по-разному у разных людей во всем мире, это совершенно по-разному у нас самих в течение жизни на разных ее этапах, и это окей. И секс, вообще сексуальность, это одно из самых гибких проявлений того, чтобы быть человеком. Если что-то очень гибкое такое, текучее и постоянно меняющееся, то это нормально, что у кого-то будет больше, у кого-то меньше, и поэтому границы, они не такие, как мы привыкли в медицине иметь, например, для сахара в крови или для давления, это не так работает. Поэтому это не совсем строго, и в каком-то смысле, наверное, сексология дальше всего находится от науки из всех медицинских специальностей поэтому.

Если вернуться к оргазму, если у вас нет оргазмов и вам окей с этим, то у вас нет проблемы, вам не нужна помощь, живите дальше и наслаждайтесь своей жизнью. Вот если у вас нет оргазмов, условно, у вас были оргазмы в 100% случаев раньше, а теперь где-то каждый второй не очень, и вы из-за этого переживаете, у вас проблемы в партнерских отношениях из-за этого, ваше качество жизни снизилось, тогда да, тогда мы начинаем разбираться, и в чем там может оказаться дело.

Первый кит мы обсудили, это может быть что-то с телом, это то, с чего начинается диагностический поиск. Скорее всего, вы сами пойдете к гинекологу уже и убедитесь, что там более-менее все нормально. Что еще важно про первый кит, антидепрессанты. Антидепрессанты и депрессия, тревожные расстройства это одна из самых частых сопутствующих проблем или причин развития проблем в сексуальной сфере. То есть они сами по себе так устроены, что к сожалению, часто вызывают или проблемы с влечением, или с возбуждением, или с оргазмами, и у мужчин, и у женщин. Иногда, кстати, это может быть использовано даже для того, чтобы помочь мужчинам, у которых слишком быстро эякуляция наступает, и они этим недовольны, антидепрессанты могут помочь удлинить, собственно, коитус, половой акт, чтобы эякуляция наступила позже. Но чаще всего люди действительно недовольны эффектами от антидепрессантов, и тогда смена антидепрессантов, например, или попытка добавить что-то еще, есть такие вещества, которые можно добавить к антидепрессантам, чтобы они как-то сгладили вот эти сексуальные побочные эффекты, может помочь. Если это настолько вас мучает, этот побочный эффект настолько вас мучает, что прямо вашу жизнь разрушает, это хуже, чем иметь депрессию, потому что в целом, если бы вы отказались от антидепрессантов и были бы в депрессии, ваша сексуальная жизнь была бы, скорее всего, хуже, чем на антидепрессанте, но без депрессии. Это самые частые вещи, плюс, разумеется, какое-то лекарственное лечение, например, от рака молочной железы, скажем, или других видов рака, может влиять на сексуальную функцию, оперативные вмешательства, если тебе удалили грудь, и ты уже не чувствуешь себя женщиной больше, ты смотришь на себя и ты испытываешь отвращение или смущение, какие-то другие лекарства, ожирение, диабет, масса всяких медицинских причин, которые могут вносить вклад.

Тем не менее, огромному числу женщин никак это не мешает, и тут важно обратить внимание на второй вот этот кит, это то, что происходит у тебя в голове и твое вообще поведение, твой образ жизни, начиная с того, сколько ты спишь, сколько ты отдыхаешь, есть ли у тебя вообще время для себя. И это особенно касается молодых мам, которые часто приходят ко мне, обеспокоенные тем, что секс для них вообще ненавистен, они испытывают ненависть, отвращение к самой идее даже заниматься сексом, но при этом они думают, что надо все-таки, ему нужно, мужу, а вот он найдет любовницу, или он очень расстроится, но при этом она не помнит, когда она последний день высыпалась. Это такой достаточно скользкий лед, скажем так, по которому не стоит идти, потому что ты в конечном итоге придешь к боли во время полового акта и к отвращению к этому партнеру и к сексу, может быть, вообще.

Секс так устроен, мы обсуждали в начале, нам надо, чтобы предыдущий опыт был классный, чтобы нам захотелось следующего. Это как в ресторане, если мы хорошо поели где-то неожиданно, мы хотим туда вернуться, если мы отравились, мы очень долго туда не вернемся. А если мы отравились, и через три дня, или через неделю нас опять тащат силком в этот ресторан, и мы впихиваем в себя то, от чего мы отравились, нас снова рвет, и вот так раз за разом мы заставляем себя это есть, то можно потом не удивляться, что нас начинает тошнить и рвать еще до того, как мы пришли, то есть притащили свое тело в этот ресторан.

Грубо говоря, чтобы иметь хороший секс, нужно очень заботится о том, чтобы каждый твой секс, в котором ты участвуешь, был хорошим. И многие женщины думают, окей, ладно, я могу раздвинуть ноги и потерпеть, лишь бы ему было хорошо и важно, и они думают о нем, но они в конечном итоге портят секс своему партнеру тоже, потому что если они испортят секс себе, и свое влечение загубят на корню, люди это чувствуют, партнеры это чувствуют, когда это секс из самопожертвования, из благотворительности и этому сексу сопутствует раздражение или скука, или когда это секс по желанию. Да, это то, что происходит у меня в голове, то, насколько я хочу, насколько то, чего я хочу, соответствует тому, что происходит в реальности, насколько контекст соответствует моим желаниям. Потому что если вернуться к той же самой молодой маме, которую мы приводили в пример, вот этот ребенок, который пискнул где-то за стенкой, тут же нажимает на ее сексуальный «тормоз» или практически вырывает «ручник», и все, ей совершенно не до секса. Лучшее, что можно сделать в этот момент, это остановиться и прекратить, или так организовать, так планировать заранее свой секс, чтобы этого не происходило, чтобы не отвлекаться ни на что такое.

Что еще может крутиться в голове из распространенного, это беспокойство о том вообще, как я буду выглядеть в его глазах, кончу я или не кончу, симулировать или не симулировать. Кстати, не только женщины симулируют оргазм, мужчины тоже симулируют оргазм, позже об этом поговорим. Все ли в порядке с моим телом, не слишком ли я толстая, не слишком ли у меня маленькая грудь, красивые ли у меня половые органы, как они пахнут — какие угодно беспокойства. Есть женщины, которые могут вот так вот возбуждаться, пока они в темноте, и как только включается свет, для них это «ручник» — все, они ничего не хотят, они хотят спрятаться и сбежать отсюда быстрее. Грубо говоря, мы вместе садимся и пытаемся понять, что это за факторы, что нажимает на ее «газ», что нажимает на ее «тормоз», что раньше нажимало на «газ», отлично что работало, и мы думаем, как устранить негативные факторы, в том числе ее мысли о самой себе, о своем теле, о своем опыте. Потому что, например, негативный опыт сексуальный, изнасилование или какой-то абьюз сексуальный в детстве, они тоже могут оставлять очень серьезный отпечаток, и мы будем с этим разбираться. Сопутствующая депрессия, сопутствующие тревожные расстройства точно так же, любое беспокойство, которое у тебя в голове жужжит: а вдруг, а что-то там, а как оно, а что будет, а как я, оно отвлекает, оно нажимает на «тормоз». Любые мысли о будущем или о прошлом, получится-не получится, позвонит он потом или не позвонит, будет ли у него эрекция или не будет эрекции, или о прошлом, как это было раньше — по сути, все, что нас вырывает из момента здесь и сейчас, мешает нам разгоняться по полной, чтобы достичь этого оргазма.

Я уже говорила о том, что есть одна из психотерапий, которая наиболее хорошо исследована, и с которой я обязательно начинаю работать, это так называемая направленная мастурбация, тренинг направленной мастурбации. Собственно, мастурбация, наверное, это ключевое, что может помочь женщине получить оргазм, в партнерском сексе, в том числе. Бывают такие случаи, что у женщины все хорошо, все работает, когда она одна, и только в присутствии партнера ей тяжело кончить. Бывает так, что всю свою историю она ни разу не испытывала оргазм, даже если она пробовала мастурбацию, это уже более сложный, так сказать, сценарий, мы будем разбираться и будем пытаться понять, что с этим делать, но так или иначе мы начнем с мастурбации, начнем с тренинга мастурбации.

К сожалению, нас часто воспитывают так, что мастурбация это стыдно, то есть еще в самом детстве, когда многие детки в год уже, в два обнаруживают, что очень приятно потрогать себя за гениталии, и не стесняются делать это при родителях и других людях. И вот если они раз за разом сталкиваются вот с такой вот реакцией, что какой ужас, ты отвратительный, фу, это плохо и так далее, то они передают ребенку, по сути, информацию о том, что вот это вот отвратительно, любое взаимодействие с гениталиями отвратительно, гениталии это какой-то такой филиал ада на земле. Мы не будем называть названия этих мест, мы будем использовать эвфемизмы, мы будем всячески показывать тебе лицом отвращение, когда ты касаешься гениталий. Ребенок еще ничего не понимает, он еще не знает про секс, вообще что это такое, как это работает, но он уже вырастает с эмоциональной памятью о том, что вот это стыдно, трогать себя стыдно, тебе прилетит, если ты будешь себя трогать, ты разочаруешь самых любимых своих людей, если ты будешь себя трогать, от тебя отвернутся, тебя будут отвергать, может быть, тебя даже побьют за это, будут ставить в угол. Эмоциональная память штука такая, это как татуировка, условно, не знаю, золотые купола на всю спину, ее можно, конечно, свести, но это потребует времени. И вот эта старая эмоциональная память о том, что секс это мерзко, удовольствие при прикосновении к гениталиям это стыдно, и это запрещено, и это то, что ни в коем случае нельзя никому показывать, если ты сам это испытываешь, то ты плохой, грязный.

Вот эти эмоциональные следы, они часто нам мешают во взрослом возрасте, кому-то они мешают вообще начинать мастурбировать, или продолжать мастурбировать, или мастурбировать при партнере, или учить партнера, как ласкать тебя, показывать, как ты это делаешь. Другие в меньшей степени, но тем не менее, испытывают стыд за мастурбацию, например, никогда не рискнут мастурбировать при партнере или учить партнера стимулировать себя. И в общем мы занимаемся часто тем, что мы удаляем эту старую татуировку, вытаскиваем вот эти вот занозы из головы, и мы помогаем женщине начать, может быть, впервые, в сорок лет или в ее пятьдесят, впервые начать мастурбировать и знакомиться с собственным телом, чтобы понять, что там у нее нажимает на «газ» сильнее всего.

Потому что, если говорить об оргазме, то ни для кого не секрет, что клитор всему голова, большинство женщин испытывают оргазм при стимуляции клитора. И это окей, и вы нормальная, не фригидная, если вы, так сказать, при обычном проникновении пенисом во влагалище не испытываете оргазм. Если вам обязательно нужен вибратор еще, или своя рука, или его рука, или потом вам надо «догнаться» с помощью клитора, чтобы испытать оргазм. Если у вас так, то с вами все нормально, все в порядке, вам не нужно идти к сексологу, хотя все равно многие бегут к сексологу, особенно наслушавшись лекций про дезадаптивную мастурбацию. Это на сегодняшний день такой весьма устаревший взгляд на мастурбацию. Дезадаптивна только та мастурбация, от которой, не знаю, у вас могут возникнуть травмы на теле, вся остальная мастурбация абсолютно адаптивна, если получаете удовольствие и кончаете. Другое дело, что есть самые разные техники мастурбации, и вы можете увеличить свой инструментарий, скажем так, расширить свой репертуар мастурбации, чтобы вы могли, например, мастурбировать себя при обычном контакте сексуальном.

Тем не менее, мы работаем вот с этим вторым китом, чтобы понять, как женщина наедине с собой, что у нее там в голове происходит или в ее теле, когда она одна с собой наедине. Мы ищем, какие секс- негативные установки у нее могут быть внутри, и мы потихонечку вытаскиваем одну за одной, и в какой-то момент, мы надеемся, что ее «газ» будет нажат настолько сильно, а на «тормоз» уже не будет нажимать ничто громоздкое, что вот «газ» перевесит, и она разгонится до самого оргазма, возможно. И ей будет помогать ее партнер в этом тоже.

Вот этот третий кит, он касается того, что между ней и ее партнером происходит, то есть их отношения, их техника. Может быть, у партнера какая-то сексуальная дисфункция, может быть, она испытала бы оргазм, если бы у партнера была бы лучше эрекция, например. Тогда такой фактор, как дисфункция сексуальная у партнера, будет вносить ключевой вклад в ее проблемы.

Если вернуться к определению сексуального здоровья, это состояние физического, мы о нем говорили, психического, мы о нем тоже говорили, и социального благополучия, связанного с сексуальностью, а не просто отсутствие заболеваний или дисфункции. Для этого необходим позитивный и уважительный подход к сексуальности и сексуальным отношениям, а также возможность иметь доставляющий удовольствие безопасный секс, который свободен от принуждения, дискриминации и насилия. То есть вот тут уже, в определении здоровой сексуальности, сексуального здоровья, попадают вообще-то политические термины. Я почему сейчас решила упомянуть об этом, потому что когда мы видим женщин в паре, может оказаться так, что с одним партнером у нее все прекрасно работало, она классно хотела, классно возбуждалась, испытывала оргазм каждый раз. С другим партнером, или с тем же самым партнером, который изменился, например, в отношениях появилось насилие и принуждение, появилось очень много секса без согласия в результате давления, шантажа, попыток внушить вину и так далее, очень много появилось критических замечаний, «ну что-то ты растолстела, что-то с тобой не так, раньше ты была не такой», какой-то скепсис, обесценивание, какие-то такие маленькие штуки, мы можем не замечать, как сильно это бьет по нашей мотивации, например. Или какая-то очень резкая реакция партнера негативная в ответ на твою попытку открыться, не знаю, и рассказать, например, о своих фантазиях, «да ты извращенка, фу, как ты могла такое даже подумать, почему ты так много хочешь, ты нимфоманка, с тобой что-то не так», все что угодно, или «ты фригидна, все остальные от меня сразу заводятся и кончают, одной тебе нужно слишком много, ты фригидна, с тобой что-то не так», и так далее, и тому подобное.

Мы даже не говорим сейчас о каких-то больших вещах, типа физического насилия, но вот это все, что составляет отношения с партнером, причем не в тот момент, когда вы уже в постели, а до того, задолго до того, как вы в постели оказались. Так, как вы проснулись, о чем вы говорили, не знаю, как прошел декрет, как вы кризисы проходили вместе, появление детей, потеря работы, не знаю, смерти родителей и так далее, все эти конфликты, все непроговоренное и прочее, начиная с этого и заканчивая собственной сексуальной техникой. Потому что, например, очень часто я сталкиваюсь с тем, что люди 30-40 лет живут вместе, они знают практически все про привычки друг друга, они знают все про политические взгляды друг друга, про пищевые предпочтения и так далее, но оказывается, что они впервые знакомятся друг с другом как с сексуальными объектами, вот только оказавшись на приеме у сексолога.

Очень часто люди боятся говорить о том, чего они на самом деле хотят, и из них приходится выуживать специально что-то, им очень страшно признаться, что они хотят чего-то, как им кажется, ненормального, или, как им кажется, чего-то, что разочаровало бы партнера. Хотя в действительности я часто сталкиваюсь с тем, что когда все-таки они это вываливают на стол, преодолевая страх, партнер садится и говорит: «Блин, а почему ты молчала? Почему ты не говорила об этом? Мне это правда было бы интересно». То есть они могут жить с мыслью о своей партнерше или о своем партнере как о каком-то скучном, сексуально скучном, не интересном, не ярком, не привлекательном человеке, хотя в то же время у этого человека внутри масса всего, и он боится это высказать, потому что не хочет выглядеть, не знаю, женщина не хочет выглядеть шлюхой в глазах мужа, или как-то там ранить его, оскорбить. И они оба хотят одного и того же, но поскольку у них нет коммуникации, у них нет языка и привычки выкладывать это все на стол, говорить о сексе, с одной стороны, и с другой стороны, может быть, у них нет инструмента для того, чтобы экологично отказывать. Они держат это в себе или идут это реализовывать где-то на стороне. Для многих это совершенно не работает, потому что им потом стыдно, у них чувство вины, и вот весь этот эмоциональный груз, на самом деле он часто достаточный для того, чтобы даже при нормальном первом и втором ките потопить ваш секс, вашу сексуальную жизнь.

Вот так оно, собственно, работает. И наша задача — понять, где, какой из китов, скажем так, страдает, и начать улучшать, что-то пытаться подкрутить в каждом из китов. Если мы замечаем, что это про отношения, что там очень большое напряжение в партнерских отношениях, или например, техника страдает, третий кит это еще и про технику. Например, мужчина может думать, насмотревшись порно, что женщины любят такое, чтобы их большим эрегированным членом бомбардировали сорок минут во влагалище. А партнерше совершенно другое нужно, ей нужна, например, прелюдия, или ее возбуждал бы, не знаю, секс втроем, или еще что-то, что она не решается озвучить, потому что она знает, что вот ему хорошо, она думает, что ему так хорошо, а он там для нее старается. Или оба в этот момент думают: «Блин, я обязательно должен довести ее до оргазма» или его до оргазма, иначе это был не секс, иначе это все было неправильно и плохо. И вот этот груз ожиданий, так называемый performance anxiety, многих заставляет имитировать, то есть они хотят прекратить, они уже получили удовольствие, им достаточно, им не нужно идти всю эту дорогу до конца, но они боятся ранить, не кончив, ранить эго партнера, и они начинают имитировать. И дальше это тоже начинает давить, каждый раз, когда ты начинаешь, ты думаешь: «Вот сейчас мне нужно будет имитировать удовольствие, играть эту страсть или мне нужно будет сейчас опять работать очень тяжело, чтобы доставить себе удовольствие», и люди начинают потихоньку избегать, избегать, часто неосознанно, не понимая, что-то не хочется, хочется уже лишний раз лечь поспать пораньше, и книжку почитать, или на работе задержаться. И вот постепенно, постепенно, когда это умножается на годы, это может действительно разваливать секс.

Хорошая новость, что все поправимо. Если мы получим положительные опыты, и они достигнут какой-то критической массы, их будет достаточно много, мозг такой решит: «О, мне, оказывается, с этим партнером хорошо, и поэтому я буду хотеть его больше, сближения с ним буду хотеть больше». Для этого нам надо будет устроить так, чтобы между этими двумя людьми происходило только то, что хорошо и приятно, для этого им нужно будет научиться понимать себя, называть это вслух, просить об этом партнера и показывать ему, иногда прямо буквально брать, например, руку партнера, сначала мастурбировать, например, перед ним до оргазма, показать, как ты сама кончаешь, потом взять его руку и научить его вот этой рукой работать. Если добавить какие-то, рискнуть, преодолеть стыд, пойти в секс-шоп купить игрушки вместе, рискнуть пофантазировать, сделать что-то, что казалось бы немыслимым раньше вместе, и вот накапливать вот этот положительный опыт. И потом, да, все будет работать очень здорово.

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века