Лекции
Кино
Галереи SMART TV
«Сам себе Дед Мороз». Как подвести итоги апокалиптического 2020, не обесценив себя
Читать
25:33
0 15047

«Сам себе Дед Мороз». Как подвести итоги апокалиптического 2020, не обесценив себя

— Психология на Дожде

Пандемия неизбежно привела к переоценке ценностей и отчетливо продемонстрировала, что самые главные в жизни вещи — это не вещи. В контексте окружающих нас событий важно трезво взглянуть на свои сильные и слабые стороны, при этом не обесценивая себя из-за целей, которых не удалось достичь в 2020 году по объективным причинам. Гостья последнего в уходящем году выпуска программы «Психология на Дожде» озвучила собственный алгоритм подведения итогов этого апокалиптического года, который позволит наладить честную и уважительную обратную связь со своим внутренним психологическим оркестром и ценить то, что удается сохранить, избегая невротической погони за грандиозными прорывами. Юлия Бурлакова — бизнес-тренер, коуч, автор проекта «Побудильник». Она отмечает, что важно называть вещи своими именами, чтобы рефлексия по поводу успехов и неудач не превратилась в лицемерную вечеринку — так вы сможете подсветить те направления, в которых стоит развиваться в наступающем 2021 году.

Всем привет. Это «Психология на Дожде» и я, Александра Яковлева. Скоро Новый год и пора подводить итоги. Год для всех выдался не просто сложным, он был воистину апокалиптический. И то, как мы этот год прошли, что мы из него вынесли хорошего или плохого, и с чем мы в новый год пойдем, будем сегодня обсуждать с нашим гостем, бизнес-тренер, коуч и автор проекта «Побудильник». Юля, привет.

Саша, привет. Спасибо, что позвала. Вот ты говоришь, год был такой апокалиптический, действительно армагеддонский, и тогда возникает вопрос, как подводить итоги, если возможно, и даже скорее всего, у большинства из нас не получились те цели, которые мы, как мы теперь понимаем, наивно загадывали себе под елкой в прошлом году.

Не получились у многих, у большинства, скорее всего. Что-то другое получилось.

И вот каков тогда риск, Саш, если я себе планировала цели и я их не смогла реализовать вот в результате этого армагеддонски-апокалиптического годика.

Какой риск?

Какой риск, обесцениваем мы себя в этот момент. Я вела сессию на порядка ста человек предпринимателей, выездную, в Турции, и задаю им первый вопрос своего авторского алгоритма, подведение итогов именно 2020 года, и все бегут писать, писать, писать ответики на вопросики. И вот если я сейчас спрошу у аудитории, а в чем был ваш прорыв этого года? И возможно, возникает такое сопротивление — да не было у меня никаких прорывов, как говорили у меня в семейной системе, особенно бабушка моя любимая, не до жиру, быть бы живым. И вот подходит ко мне такой предприниматель и говорит: «Юля, у меня не было прорывов». Я говорю: «Миленький, Илья, а сколько у тебя вот филиалов?». А еще такой у него бизнес добрый, гимнастические центры. Он говорит: «Порядка семнадцати». Я говорю: «А сколько ты уволил людей?». «Не уволил». «А сколько центров ты сохранил?». «Все». Я говорю: «Илья, а тебе не кажется, что это супер вообще достижение, по меркам этого года?». Он чешет репу и говорит: «Ну, вообще я так рад, что удалось вообще сохранить что-то». И тогда я с прищуром Ильича спрашиваю: «А не обесцениваешь ли ты сотрудников, так же как и себя сейчас?». Ну вот он ушел думать, но он мне был очень симпатичен, конечно, это вызывает большое уважение, что человек с такой высокой планкой к себе. Но не надо так, как Илья, важно действительно трезво проанализировать этот год, потому что ключевое средство производства, экономическим языком выражаясь, это все равно вы сами, ваша личность, ваши качества, ваши приоритеты и ценности. Саш, если позволишь, я могу, собственно, по всем этим вопросам, которые я придумала, пройтись.

Конечно. Это, мне кажется, очень полезно и интересно.

Надеюсь, тоже аудитории будет интересно, и может быть, вы тоже для себя подумаете, как ответить на каждый из этих вопросов. Я придумала этот алгоритм в августе, когда у меня уже начала отъезжать кукушечка, она мне дорога, поэтому я не хотела, чтобы она от меня отъехала. И я сажусь и говорю: «Так, так, Юль, давай, соберись», нам нужен неокортекс, нам сейчас не так нужен рептильный лимбический мозг, а он у нас раскочегаривается на фоне стресса. В этом году только они, мне кажется, иногда у меня и работали, поэтому в час ночи в начале пандемии я обнаружила себя в гипермаркете с гречкой и туалетной бумагой, и я говорила себе: «Юля, это поведение лемминга», а мой рептильный лимбический мозг говорил: «Отстань, нам надо закупиться», вот до сих пор я ем эту гречку и местами булгур. Но для того, чтобы начать заземлять и отпускать этот стресс, конечно, важно в конце года взять такую паузу и хотя бы час с самим собой, с самой собой посидеть и подумать.

И вот первый вопрос — что мне давалось легче и естественнее всего в период пандемии? Подумайте, пожалуйста, потому что то, что вам удавалось легко, естественно, как нечто само собой разумеющееся, там содержатся ваши сильные стороны. Важно их не воспринимать как само собой разумеющееся, а порадоваться тому, что вот надо же, как раз таки вскакивать на коня и в час ночи закупаться на полгода вперед, это что-то, что для меня, мне это давалось легко вообще, без стресса, как даже какое-то веселое приключение.

Второй вопрос — а что мне давалось тяжелее всего, напряженнее всего? Там у меня, наверное, потенциально накоплена усталость, именно потому, что там я больше всего затрачиваюсь. Это как в бизнес-компетенциях, коммуникация для меня легче, а например, ведение бухгалтерии это для меня страх и ужас, и если бы я сама вела свою бухгалтерию, я бы давно была разорена, а так я всего-навсего почти разорена. Но к счастью, я это доверяю бухгалтеру, там моя зона напряжения, делегирую. И сказать себе в конце года, а где я очень сильно истощалась, где я очень сильно напрягалась, оно потенциально является для вас диагностикой того, где, может быть, о себе стоит получше, побольше, повнимательнее позаботиться.

Помните, может быть, как Ганс Селье в тридцатые годы, когда свою концепцию стресса научную предложил человечеству, что он говорил? Сначала некая внешняя угроза поступает: пандемия, обвал продаж, курс валюты, непонятно, что с детьми, удаленка, пожилые родственники, огромное количество входящих негативных импульсов. Дальше начинается напряжение, мы как биологические субъекты так реагируем для того, чтобы выжить. Напряжение: а как мне со всем этим справиться? И если напряжение начинает носить хронический характер, а в этом году изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц оно продолжалось, наступает, ну просто по логике, просто по физиологии, наступает истощение. Тревога — напряжение — истощение, тревога — напряжение — истощение.

И вот ответить себе на этот вопрос, а что было напряженнее всего, очень важно. Для меня лично, Саш, я не знаю, как для тебя, для меня напряженнее всего было, сложнее всего сохранять те признаки качества жизни, которые я себе раздобыла за предыдущие годы, какие-то излишества типа коучинга, путешествия в силу объективных причин, но было что-то, что я, плохо выражаясь, «слила» и вернулась в свои обычные паттерны поведения, ну, например, мой любимый трудоголизм. Здравствуйте, коллеги-невротики, я с тревогой справляюсь через гиперактивность. Можно дальше рассуждать, к каким последствиям это привело, я к маю, к июню была совершенно выгоревшей, меня спасло только то, что я из своих функциональных частей создала курс «Релакс», и с аудиторией делилась этим, ребята, давайте как-то вот взаимно позаботимся друг о друге. И я для вас ресурс, но меня группа вдохновляет, поэтому я занимаюсь темой стресса. Вот я прошу от вас примерно такой рефлексии в отношении любимого, важного, важнейшего самого себя.

Дальше идут третий и четвертый вопросы, эта рефлексия, она из семи вопросов. Такой третий вопрос, знаете, конртинтуитивный — а что мне дал этого год как профессионалу и как человеку? Почему он конртинтуитивный, потому что мы бесились весь год, мы, это я так, я бесилась в течение этого года, почему одно валится из рук, почему второе не получается, почему третье отменилось, я должна была коучить группу в марте в Португалии, это была моя мечта, конечно, эти планы рухнули. И тем не менее, что он мне дал? И вы знаете, я уже где-то в восьми компаниях провела этот алгоритм, и я вижу, как расцветают лица в ответе на этот вопрос, что мне дал 2020 год, как профессионалу и как человеку.

Мне этот год дал «волшебный пендель» по диджитализации моих продуктов. Я каюсь, я была снобом онлайн-тренинга, и мне это все казалось какой-то профанацией неглубокой, я вообще не вижу этих людей, я не могу с ними работать, я не могу им принести салфеточки, если у кого-то будет потребность поплакать, и все это вообще лжетренинг, что в онлайне. Знаете, когда вот рухнул офлайн-тренинг, что-то я, как миленькая, побежала, тыгдык-тыгдык, и смогла часть того, что я хочу сказать человечеству и чему научить группы, перевести в онлайн. Ну и так далее, я вас очень прошу погреть ответом на этот вопрос оба поля, и профессиональное, и человеческое. И вот, надеюсь, что я не заспойлерю вам ваши собственные мысли на этот счет, но очень много групп в этом году говорит о том, что мне 2020 год дал переориентацию ценностей, как раз то, о чем выше Саша сказала, в сторону семьи, в сторону контакта с близкими, в сторону качественного времяпрепровождения с теми, кто глубинно дорог, а не просто от проекта к проекту, тыгдык-тыгдык, бежим к светлому финансовому и карьерному будущему.

Ну, а четвертый вопрос — что этот год у меня отнял? Мне кажется, важно задать себе этот вопрос, потому что вот эта рефлексия, это не, знаете, это не лицемерная вечеринка лжерозовых очков, тут нет задачи стать на каких-то ложных бодряках, потому что ложные бодряки, не искренние с самим собой, они приводят к откату. Чем опасны вот эти, тоска меня берет, марафоны «Стань счастливым за три дня» и вот это вот всё, там можно вдохновиться, но в этом нет опоры, нет основы на качественную глубокую честность с самим собой. Поэтому действительно важно, знаете, каталогизировать потери. К сожалению, они у довольно многих из нас действительно страшные, это потери близких. И я очень сочувствую тем, кто потерял близких в этот страшный год. Это можно сравнить с чем? Эпидемия, пандемия это как война, когда выкашивает неожиданно, и у меня есть такие знакомые, кто терял родителей, это горе. И мне кажется, важно называть это своим именем. У кого-то менее значимые потери, но у человека в моменте переживания эта потеря может быть действительно размером с его жизнь. Когда мне по весне три раза отказали в ипотеке, с формулировкой «в связи с ситуацией в стране», я представляла собой выученную беспомощность. Как так, что я могу сделать, я не понимаю, как я могу противостоять этому обстоятельству. И вы знаете, мне говорят о таком эффекте этого пункта четвертого, что он у меня забрал, этот год, что как-то становится в чем-то, ну не легче, но спокойнее, и это то, что я могу наблюдать, смотря в лицо этим своим потерям, уже вырабатывая по отношению к ним некую отсоединенность. Надеюсь, вам этот пункт тоже будет полезен.

Ну и мы переходим к пятому и шестому пункту этого алгоритма. Пятый вопрос для меня очень важный и ценный, пожалуйста, обратите на него внимание. Он состоит из двух подчастей: в чем для меня заключается ключевой прорыв года и благодаря каким моим качествам я смог этот прорыв осуществить? В реакциях на этот вопрос, то, с чего я начала кейс про Илью, предпринимателя, начинается очень много обесценивания, вот это наша одна из скреп подлинных, да это же мне просто повезло. Мартин Селигман в книге «Как научиться оптимизму» пишет о такой реакции как о ключевой в формировании депрессии, хочется голосом Николая Дроздова, наблюдая природу этих симптомов, сказать мне в этот момент. Люди с низкой самооценкой, наблюдая то хорошее, что у них получилось, они говорят: «Это мне просто повезло», а наблюдая то плохое, что у них не получилось, они как бы говорят: «Вот это суть моей природы, вот здесь я такой порченый, меченый…». Ты так киваешь головой, Саш, в этот момент, что я начинаю бояться, что тебе знакомо такое состояние, а я-то думала, что это только мне из нас двоих оно знакомо. Как жаль, Саша. Ну, ничего, как говорил Мартин Селигман, вы не детерминированы своим прошлым. То есть если мы с тобой раньше не умели ценить то, что у нас получилось, это не значит, что мы не можем этому научиться.

И, пожалуйста, так же внимательно каталогизируйте, что у вас получилось. Давайте же возьмем пример с Александра Сергеевича Пушкина, он же наше все! Что он сказал, когда он перевернул последнюю написанную собой страничку «Бориса Годунова»? Саша, какая у тебя гипотеза? «Ай да Пушкин!»

«Ай да»… Я не буду продолжать!

Ай да непечатно, да. То есть что-то у вас получилось в этом году, может быть, новое по сравнению с тем, что вы в предыдущем году не умели, или что-то вас удивило: господи, как я вообще сподобился-то, как же мне это удалось? Так вот порадоваться дополнительно самому себе.

И, пожалуйста, обратите внимание на второй хвостик, он на самом деле не хвостик, а очень значимая часть этого вопроса: «И благодаря каким моим качествам мне это удалось?». Саша, может быть, поделишься?

Слушай, я, честно, застряла на третьем пункте, нет, на четвертом: что я потеряла. Потому что ты сказала, что кто-то потерял близких, а я сразу поняла, что огромное количество было потерь, люди теряли работу, люди теряли отношения, люди теряли бизнес, не работу, а именно дело жизни.

Даже дело жизни.

Да. Люди теряли здоровье, даже если это не, например, совсем уже финал, да, смерть, то это все равно подрыв здоровья. Люди теряли надежду, потому что они о чем-то мечтали, к чему-то стремились, это стало невозможным. То есть потерь было действительно много, и мне очень понравился твой призыв, что нужно их принять, то есть нужно принять то, что этот год был таким и что это огромное количество потерь нас постигло, потому что у каждого, я уверена, они есть. И вот на этом пункте я как раз зависла, если честно.

Ты знаешь, я не хочу звучать как неприятный человек в белом пальто, который с директивной позиции это говорит: «Нужно это принять». Хотела бы я уметь прямо принимать каталог своих потерь за 2020 год! Эхом они будут откликаться и дальше, и через год, и через два, может быть, это даже на всю мою жизнь определенным образом повлияет, то, что я потеряла в этом году. И все-таки мы продолжаем жить. Найти в себе это мужество, найти в себе опору, а она только в себе, и поэтому-то пятый вопрос и есть про то, что и вот, несмотря на весь этот апокалипсис, армагеддон, что у меня получилось? И ты, в принципе, там будет эхо определенное с ответом на первый вопрос, ты, в принципе, начала это говорить: что мне удавалось легче и естественнее всего.

Поэтому очень важно, пожалуйста, не оставьте себя в застревании на четвертом вопросе, может быть, вы знаете, по Кюблер-Росс стадии проживании утраты и горя. Мы еще не в принятии. Да, здорово было бы когда-то начать его испытывать, но мы с вами на разных стадиях, кто-то ― гнева, шока, отрицания, может быть, какого-то депрессивного такого, главное, чтобы без сильной стагнации, да, и может быть, не может быть, а действительно важно обращаться в психологическое консультирование, психотерапию. У меня был эфир с психиатром в моем инстаграме чуть ли не самый популярный за год. Очень важно о себе заботиться. И действительно, каталогизировав потери, может быть, придет такое новое понимание: батюшки святы, а как мне вообще это все осилить-то?

Впереди Новый год, и вообще непонятно для многих до сих пор, как его встречать. Новый год, святая святых, понимаешь, этот коронавирус покусился реально на самое святое. Новый год ― это праздник, да, без страха и упрека, когда у нас самые заветные мечты сбываются, взрываются петарды, горят гирлянды и волшебный Дед Мороз дарит нам подарки. И нас как-то ждет неизвестно что. То есть даже Новый год для многих не является сейчас вот этой волшебной палочкой, феей, которая избавит их от проблем.

Да, да, очень такой есть суровый веселый экзистенциальный мем на эту тему: «Новый год ничего не изменит, меняться нужно самим». Поэтому единственная опять-таки экзистенциальная опора в этом празднике ― это вот такое отношение, сам себе Дед Мороз. Мне кажется, Дед Мороз ― это классная вынесенная вовне метафора того чуда, которое может произойти в жизни. Но этот год, к сожалению, нам очень ярко показал: если нет чуда, то чудите сами.

И вот эти волшебные моменты с семьей, которые ты описываешь или которые иногда можно у тебя наблюдать в фейсбуке, когда вы читаете книги и в этом очень трогательное объединение через интеллект, через познание, через ценность вообще этого совместного чтения, какая это роскошь по нынешним временам! Но опять-таки продолжаю цитировать мемы: «Самые главные вещи в жизни ― это не вещи». И да, мы можем создавать себе чудо сами, прочитав книгу, побыв с близкими, позволяя себе роскошь вообще верить в то, что я могу развиваться и в этом опыте тоже. И об этом сейчас очень много групп.

Я тебе хочу сказать, что топ-менеджеры, особенно такие самые сильные, смелые из них, позволяют себе вот даже как-то прослезиться искренне перед своими ребятками и сказать, что да, ребята, у меня тоже в этом году были потери. Но дальше-то мы на этот слаломе взмываем опять наверх, и мы себе задаем вопрос: «А что у меня получилось, несмотря ни на что? А в чем мои прорывы и благодаря каким моим сильным качествам они у меня произошли?».

Я вспомнила Виктора Франкла и его книгу «Сказать жизни да! Психолог в концлагере». Это как раз тот самый пример, когда несмотря на невероятно тяжелые условия, несовместимые с жизнью, человек находит смысл, сохраняет себя, и выносит что-то дальше продуктивное в жизнь, и даже находит в себе силы делиться этим с миром.

Я вот вам зуб даю, честное коучинговое слово: у каждого сейчас из нашей аудитории есть минимум пять прорывов года и минимум пять сильных качеств, благодаря которым каждый из этих прорывов осуществился. Вот вам домашнее задание под елку. А потому что без этого нельзя, мы не можем, если мы не знаем, на что опираться в себе, на какие сильные качества… Я много чем в себе недовольна, но я знаю, что у меня есть энергия, амбиции, общий какой-то фон жизнерадостности. Хотя я точно знаю и свои тени, у меня есть документ про то, какая я раздражительная, ранимая, эмоционально лабильная, с низкой самооценкой и так далее. Но опираться-то мне надо на сильные качества. Пожалуйста, погрейте их, подсветите их под софитиками вашей внутренней сцены внимания и, знаете, так: «Ути вы мои молодцы, какие вы у меня хорошенькие, мои сильные качествочки и какие вы сделали замечательные результатики».

Кто-то не любит сюсюкать, мне кажется.

Кто не любит сюсюкать?

Есть такие люди.

Это мой внутренний голос, от лица моего внутреннего голоса я вам сейчас иллюстрирую, как я общаюсь со своим внутренним психологическим оркестром.

Предпоследний вопрос ― а какие у меня были провалы года и какие зоны роста он мне подсветил, тот или иной мой провал? И это тоже очень важно ― ученически воспринимать свои провалы. Моя жизнь ― это такая моя лаборатория, где есть классные штуки, которые у меня получаются, есть, где я туплю. Но если относиться к себе в этот момент без чувства вины «У, Юля, какая ты жуткая, вообще неудачница!», если дать себе честную уважительную обратную связь: «Юля, ничего себе, а чего ты только в этом-то году этим вопросом озадачилась? Это ж как тебя травмировали и как ты недолечилась, ежели ты только в сорок один годик доперла вот до этой истины, как мне тебя в этом поддержать?» ― говорю я от лица одной субличности в адрес другой субличности.

И если вот с таким хотя бы уровнем сочувствия, хотя я сейчас это сказала, и все равно в этом какое-то обвинение звучит, но даже если хотя бы с таким уровнем сочувствия, это такая лаборатория ― моя личность через нейропластичность и через встречу с опытом развивается. И когда я вижу, что у меня что-то не получилось, это суперфактор развития, если себя в этот момент не обвинить, а себе вот так же трезвенько зафиксировать, какие области роста, какие зоны роста по качествам, по сферам жизни мне подсветил таким образом мой провал. Спасибо тебе, уважаемый провал! Уж подсветил так подсветил! Понимаете, да? Совершенно другой акцент появляется в этот момент.

И последний вопрос: если бы я знала все то, что я знаю сейчас об этом специфическом двадцатом годе, что бы я себе посоветовала на момент начала марта ― первая часть этого вопроса и следующая из него самая финальная часть этого алгоритма ― и каково мое ключевое послание самой себе или самому себе на 2021 год? Пожалуйста, подарите себе эти тридцать-сорок минут и пройдитесь вопросик за вопросиком, сделайте из этого файл и через год сверьтесь по прогрессу за 2021 год. Или регрессу, у кого как оно в результате действий произойдет.

Интересно, что получится.

Получается очень интересно, потому что у меня есть клиенты, которые, например, пять лет в коучинге, и может возникнуть какой-то тупик, клиент озвучит этот тупик, говорит: «Уу, не получается!». И поскольку у нас есть трекинг за пять лет, я могу к этому обратиться, я могу сказать: «А как вот такой тупик три года назад тебе удалось решить?». И действительно, человек начинает наблюдать некий паттерн, как он умеет справляться, а умеет он справляться чаще всего хорошо, конкретно этот замечательный человек, о котором я сейчас говорю.

Ну что, Юля, я не знаю, что год грядущий нам готовит, но понятно, что с этим годом нужно прощаться вместе с теми страхами и надеждами, которые были возложены на него, и входить в новый год тоже без страха и упрека, как говорится, а что там будет, никто не знает.

Надеюсь, что наши зрители и слушатели для себя огромное количество полезной информации вынесли и мы встретимся, обязательно встретимся в следующем, новом году и обсудим, каким он для нас стал и что он нам принес.

Я думаю, главная информация, друзья, о вас ― это вы сами. И вы ключевой и бесценный источник информации о том, как вы живете, как вы мыслите, как вы фантазируете, как вы строите свою жизнь, потому что, несмотря на пандемию, ключевой автор происходящего в вашей жизни ― вы точно знаете кто. Это кто-то очень симпатичный, очень хороший и очень творческий человек.

Которого можно увидеть в зеркало?

В зеркало, да, по утрам.

И по вечерам тоже.

Спасибо большое.

Юля, спасибо огромное. Напоминаю, что с нами была бизнес-тренер, коуч, автор проекта «Побудильник» Юля Бурлакова.

Всем счастливого Нового года, и вдохновляющего подведения итогов, и замечательных целей, которые ваши подлинные, настоящие на следующий год.

Всем спасибо! Это была Александра Яковлева. Пока!

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века