Лекции
Кино
Галереи SMART TV
«Ни один кадр не стоит человеческой жизни»: большая экскурсия по мастерской и воспоминаниям легендарного фотографа Юрия Роста
Читать
41:02
0 11940

«Ни один кадр не стоит человеческой жизни»: большая экскурсия по мастерской и воспоминаниям легендарного фотографа Юрия Роста

— Синдеева

Легендарный фотограф Юрий Рост провел экскурсию Наталье Синдеевой по своей мастерской.

Рост:  Когда-то давным-давно, когда этот двор был просто разрушен абсолютно, мы с моим другом, кровельщиком и энциклопедистом,

Синдеева: Вот этот ваш, легендарный…

Рост:  Иваном Андреевичем Духиным привели этот двор в порядок, этот кусок, насыпали земли, нашли экскаваторщика, который вырыл яму. Тут метр плодородной земли, растёт всё замечательно. Посадили виноград вот этот…

Синдеева: А как вас сюда пустили, подождите — вы купили… здесь были конюшни.

Рост: Это была жуткая разруха. Я нашел этот домик. Я искал мастерскую, место для мастерской. Мой сосед и мой друг Георгий Николаевич Данелия со своей собакой Булькой сюда приходил, и собака Булька в дождливые дни забегала в этот домик и справляла там все необходимые свои дела. Надо сказать, что Булька там не одинока была, там была жуть что. К этому времени я написал книжку и издал её в английском издательстве Weidenfeld&Nicolson про армянскую трагедию так называемую книжка была. Про землетрясения армянские, все эти дела, и они заплатили мне гонорар. Я, как член секции союза художников имел право. Я находил место, если никто на него не претендовал, если ты обязывался его привести в порядок, а я его привёл в порядок полностью. Под мастерские — всё, я не могу его перепрофилировать, не могу здесь сделать ресторан, или бордель, или даже читальню.

Синдеева: Автомобили… это что такое, почему Михалыч? Вы что, на 2 тачках гоняете?

Рост: У меня есть друг, Витя Такнов. Вот когда-то мне было не то 70, не то 65, он попросил, чтобы я вышел во двор, и въехала вот эта вот машина. Этой машине 25 лет, можем сейчас отпраздновать. Она едет. Витя написал «Михалыч» на ней, и всё

Синдеева: Вы на ней ездите?

Рост: Да, я езжу

Синдеева: И сейчас ездите?

Рост: Да. Мы познакомились с ним, я поехал снимать программы, тогда ещё на Рен-ТВ, на Мадагаскар. Там был какой-то туристский поход, и на Рен-ТВ предложили отправить кого-то одного, чтобы он снял. Бесплатно. Я поехала И там был Витя, и он меня пригласил в свою машину, он и Юра Поляков. И я с ними поехал. Мы ездили по этому Мадагаскару чудесному, мне очень понравился Мадагаскар.

Синдеева: И Витя понравился.

Рост: Такнов понравился, потому что он приветливо со всеми здоровался. Он кричал громко: Михалыч! Смотри, Пушкин! Мы смотрим — Пушкин без штанов, действительно, бакенбарды, очень похож на Пушкина. И потом, поскольку он был интересант такой по поводу автомобилей, его всё волновало, он говорит: вот какой бы ты хотел автомобиль? Я говорю, я — только Defender. Почему? Потому что я не люблю менять автомобили, а Defender будет ходить всю мою жизнь. И всё, разговор был закончен. И спустя лет 5, или 6, или 7, или 10 въехал Михалыч. Теперь вот этот сад, я его называю сад. Здесь когда-то цвели подсолнухи высотой с Эйфелеву башню, но потом яблони выросли, стали взрослые и уже постарели, они закрыли практически всё пространство. Вон они, вы можете их сорвать. Они величиной с вишнёвую косточку.

Синдеева: Вот здесь я честно скажу, я, конечно, рассчитывала, что Юрий Михайлович позовёт нас, я видела картинки застолья. Вот здесь стол раскладывается, здесь выпивают разные гости… снимаются эти штуки с него

Рост: Вот, это нормальный стол, который мне подарил скульптор Франгулян. Можем сесть. Тут лампочка горит. Тут флажки буддистские были, но они уже совсем пришли в негодность, они уже стали очень близкими.

Синдеева: Сколько лет этому винограду?

Рост: Я думаю, лет 25

Синдеева: Ладно, пойдёмте в дом. Почему так много воздушных шаров, р