Как провал вакцинации и напрасный оптимизм власти могут стать новым ударом по экономике России

16 090

Почти год весь мир живет в условиях ограничений. Пандемия коронавируса резко заставила все страны пересмотреть свои расходы. По сравнению с другими странами российская экономика легче многих пережила локдаун. Доля сервисной экономики в России гораздо меньше, чем в других странах, а именно потребительские услуги пострадали от ковида больше всего. Но несмотря на это, кризис 2020 года оказался для страны хуже предыдущих. И обошелся федеральному бюджету почти вдвое дороже, чем кризис 2009 года, подсчитали экономисты Высшей школы экономики. Каким будет период восстановления для нашей экономики и стоит ли надеяться на щедрость бюджета на ближайший год 
– в авторской колонке экономиста Александры Суслиной специально для Дождя.

Почти год мир живет в условиях ограничений. Карантин, локдаун и удаленка давно стали для нас «новой нормальностью». Споры о том, сколько тратить и как поддерживать экономику шли во всех странах мира. Неужели, в России этим дискуссиям пришел конец, и население и бизнес сможет вернуться  к прежней  жизни?.

Владимир Путин, президент России: Эпидемиологическая ситуация в стране постепенно стабилизируется. Это даёт возможность аккуратно снимать введённые ограничения.

Но сможем ли мы отмотать время назад? Если посмотреть на закон о бюджете, то кажется, что все будет неплохо. Заложенный в документ рост экономики выглядит соблазнительно и в него хочется верить. 3,3% — такой рост ВВП записан в базовом прогнозе Министерства экономики, опубликованном в сентябре прошлого года. Он же заложен в бюджет.

Этот базовый прогноз не предполагает второй волны коронавируса и очевидно устарел. Однако несмотря на это, главный финансовый документ страны – закон о федеральном бюджете — все еще остается без изменений. К слову,  консервативный вариант того же прогноза был куда скромнее — рост всего  2,7%. 

Михаил Мишустин, премьер-министр России: Основные идеи главного финансового документа страны сформулированы президентом - это качество жизни людей и конкурентоспособность страны.

Но как бы ни были прекрасны цели и сам текст документа, к макроэкономическим прогнозам нашего правительства мы уже привыкли относиться скептически.  В них обычно слишком много целевых — желаемых — показателей. И слишком мало реальных прогнозов. Международным оценкам доверия чуть больше — они обычно более объективны и не нуждаются ни в каком одобрении сверху.

По самым свежим прогнозам Всемирного банка  рост экономики России в этом году составит всего 2,6%. То есть даже меньше, чем предполагал консервативный вариант прогноза Минэкономики. Такой цифре будут способствовать рост цен на сырье, массовая вакцинация, и сохранение мер экономической поддержки, — говорится в докладе Всемирного банка.

То есть, чтобы получить эти несчастные 2,6% роста, нужно выполнение нескольких условий одновременно. А такое выполнить непросто. Особенно, если вспомнить, что в бюджете не заложено никаких новых форм поддержки экономики, а эффективность российских вакцин пока не подтверждена. И хотя цена на нефть благодаря новым договоренностям по сделке ОПЕК+ немного подросла, говорить о победе над пандемией еще слишком рано. 


При этом Россия чуть ли не единственная страна региона с такими низкими ожиданиями роста. В том же прогнозе Всемирного банка практически для всех наших соседей стоят более высокие цифры. Например, для Украины  в 2021 году прогнозируется рост в 3%. А у большинства стран средней Азии и Закавказья — от трех до четырех процентов. Хуже нас только «коллеги-нефтеэкспортеры» — Казахстан и Азербайджан, а также неспокойная Беларусь с ее политическим кризисом.

Однако, одной из главных угроз для экономики всех стран в этом году остается коронавирус. А именно его возможная мутация и провал вакцинации. В случае, если это произойдет, мировую экономику может ждать продление рецессии. Ведь глобальный успех вакцинации напрямую зависит от одновременности действий во всем мире.  

Тедрос Гейбрейесус, Глава ВОЗ: Чем дольше мы ждем, чтобы предоставить вакцины, тесты и лечение для всех стран, тем быстрее вирус распространится, получит возможности для многочисленных мутаций, и тогда будет больше шансов, что сегодняшние вакцины могут стать неэффективными. Это сильно усложнит восстановление для всех стран.

Синхронности на данный момент нет — в каких-то странах вакцинация уже идет полным ходом,  а другие все еще не имеют доступа к препаратам. Провал вакцинации грозит огромными экономическими потерями. Такой «вакцинный национализм», по мнению ВОЗ, может стоить мировой экономике около 9 трлн долларов. И почти половину этой суммы потеряют развитые страны.

А если восстановление  ведущих экономик мира затянется, то это по цепочке затронет и остальные страны. В том числе и Россию. И тогда — здравствуй, новый период низких цен на нефть, рост бюджетного дефицита и дальнейшее падение доходов населения.

Антон Силуанов, министр финансов России: Надо выходить на нормальные рельсы, на нормальные принципы, мы это сделаем в России, а в других странах это будет очень непросто. И во всяком случае, насколько я знаю у своих коллег, они как-то об этом особо не задумываются, что нас очень сильно напрягает.

При этом не стоит отчаиваться. Экономические прогнозы — это только прогнозы. К ним нельзя относиться слишком серьезно. Их задача — подать сигнал, предупредить о рисках и по возможности не допустить реализацию негативных сценариев. Главное, чтобы лица, принимающие решения, этот сигнал не пропустили.

Другие выпуски