Трансгендер-националист в деле «Нового величия». Была ли она провокатором?

Агент-трансгендер по прозвищу «Кошка». Дело «Нового величия» обрастает интригующими подробностями. На этой неделе «Новая газета» со ссылкой на Максима Пашкова, адвоката Марии Дубовик, сообщила — в ряды активистов движения была внедрена некая Ольга Пшеничникова, в прошлом ее звали Андрей, она была мужчиной, работала программистом и даже отслужила в армии. Василий Полонский пообщался с Пшеничниковой и узнал о ее роли в деле «Нового величия».

Максим Пашков, адвокат Марии Дубовик: Я предполагаю, что эта женщина, которая проходила в материалах дела как Ольга и которая имеет псевдоним «Кошка».

Девушка о которой говорит адвокат Максим Пашков — Ольга Пшеничникова. «Кошкой» ее называют, потому что в чате «Нового величия» она писала под этим псевдонимом. Адвокат Марии Дубовик считает, что она была осведомителем центра по борьбе с экстремизмом Юго-Восточного округа Москвы.

Дождь встретился с Пшеничниковой рядом с ее работой в Сергиевом Посаде. Единственное условие не называть фирму на которую она работает, могут уволить. Ольга ведет себя спокойно, пока нас не догоняют ее коллеги.

— А вы так оборачиваетесь, боитесь, коллеги увидят, что вас снимают?
— Ну они видят, но ладно. Это коллеги. Надо было чуть-чуть дальше это все начинать.
— Вас сильно напрягает?
— Вообще да, очень сильно напрягает, но не важно, прорвемся.

Ольга — трансгендер, год назад она сделала последнюю операцию — вагинопластику. Ей 30 лет, она родилась в Таджикистане, выросла в Саратове и даже отслужила в своей прошлой жизни в армии. По профессии она программист. Наш отечественный вариант Брэдли Меннинга, который был осведомителем Wikileaks. Пшеничникову подозревают в работе на российских силовиков.

Ольга Пшеничникова: Меня туда добавили, Маша. Она ходила по всем чатам и просто меня добавила. Вот, ну и как-то это все закрутилось. Никакого подсылания туда не было, это ложь адвоката. Никак не связано, никак спецслужбы не замешаны. Разве что это было через Машу, конспиративно. Меня пригласила Маша.

Максим Пашков, которого Ольга обвиняет в провокации, доказывает свои слова перепиской: «Я о том, что из того, что было в плане ГБ (госбезопасности) и Нового величия по отношению ко мне не было ничего манипулятивного. Только сбор сведений, но не манипуляция». (Из сообщений Пшеничниковой)

Пшеничникова уверяет — это был всего лишь троллинг, розыгрыш. Просто адвокат этого не понял. На втором часу интервью как бы невзначай выясняется: Ольга — националист и поддерживает президента Владимира Путина.

Ольга Пшеничникова: Я на самом деле националистка, я за не только как бы свободу нашей нации, но за права нации на самоопределение как таковой. Я придерживаюсь правых идей, но при этом я сегодня состою в национально-освободительном движении, которое поддерживает президента.

Ольга каждый день ездит на электричке на работу. На платформе Сергиев Посад Ольгу пробивает на эмоции. Политика, «Новое величие», национальный вопрос — если честно, все это мало ее заботит. Гендерный вопрос и нулевая терпимость к таким, как она — вот что ее по-настоящему волнует.

Ольга Пшеничникова: Я хочу, чтобы Путин, которого я очень поддерживаю, я его очень прошу обратить на это внимание и перестать лить эту пропаганду, перестать травить нас. Прекратить эти все попытки государства выжать нас с нашей родины, потому что это наша родина и мы ее любим и никуда мы отсюда не хотим уезжать, мы хотим здесь жить.

Съемная однушка с линолеумом, два линяющих кота — живет Ольга в Пушкино, в 15 минутах ходьбы от станции. На ужин — разогретая в кастрюле еда. Сидя на кухне после работы, Пшеничникова обсуждала со своими соратниками по «Новому величию» будущие контуры нового политического строя.

Ольга Пшеничникова: Там было обсуждение, сказать, что в открытую говорили «давайте свергать» — такого не было. Мне надо было поддержать Мальцева. Такие мнения были. Группа называлась «клуб любителей растений», я их называла ботаниками.

В сообществе ее недолюбливали, как она говорит — из-за того, что она трансгендер. Пшеничникова утверждает, что была поклонником оппозиционера Вячеслава Мальцева и именно это привело ее в чат «Нового Величия». По версии адвокатов и правозащитников, главный провокатор спецслужб в организации был Александр Константинов, известный как Руслан Д. Ольга уверена — этот человек не был агентом или завербованным спецслжбами.

Ольга Пшеничникова: Мы с ним сидели на второй встрече в «Макдональдсе», на севере Москвы. На станции Проспект мира, после Проспекта мира. В том районе. Пару слов. Я спросила где он работает, уже не помню, что он ответил — обычная гражданская должность. Он был не очень общительным, стеснялся, пришел такой щупленький, не экстраверт. А я человек экстраверт, я больше общаюсь с людьми, которые идут на контакт. Поэтому общение не сложилось в принципе.

Главным организатором всего сообщества и подстрекателем Ольга считает Костыленкова. Первый с кем появилось видео после задержания.

Ольга Пшеничникова: Ужасный человек. Он зомбирован. Он, знаете, вот именно такой образ Троцкого. Сумасшедший революционер, которому нужна кровь, пожары, уничтожение. Он просто обманул людей, все случайные прохожие были им обмануты. Конечно, они симпатизировали, мы все симпатизировали Мальцеву. Но Костыленков был зомбирован этой идеей, страшно негативный человек.

Но главным обидчиком Пшеничниковой был не Костыленков, а Павел Ребровский, который сейчас находится под домашним арестом. Именно из-за него в конце прошлого года Ольга ушла из «Нового величия».

— Расскажи, как произошел твой выход, выход из организации.
— Это был обычный день после второй встречи, когда Ребровский начал очередную порцию травли, когда все либералы и прозападно настроенные люди решили меня исключить. Из-за моей медицинской проблемы.
— А что говорили? Даже если обидно, можешь сказать.
— Ну пидорас, пидрила, искусственные всякие вещи, ничего хорошего. В таком ключе.
— А девочки тебе говорили?
— Они старались в это не влезать, но ихнее молчание оно их не оправдывает. Не противодействие преступлению фактически содействие преступлению.

Уже провожая нас она останавливается на кухне и признается — именно «Новое величие» изменило ее отношение к оппозиции и революции. Западные ценности теперь не для нее.

Ольга Пшеничникова: Да, такой вариант есть. Я поняла, что весь этот либерализм и желание дестабилизировать ситуацию, принести сюда западные ценности, не для меня. Они не имеют ничего хорошего. Принесут ту боль, которую мне принесла эта группа людей.

Другие выпуски