Екатерина Шульман: «В РПЦ есть влияние групп, более радикальных по отношению к Патриарху. Они борются с ним разными методами»

Политолог о том, какие кланы противостоят руководству РПЦ, почему их поддерживают силовые структуры и как это связно со скандалами вокруг «Матильды»

В эфире программы «Политика. Прямая линия» политолог Екатерина Шульман рассказала, что внутри элиты РПЦ, возможно, существуют группы, чьи интересы антагонистичны интересам патриарха Кирилла. Мы же при этом наблюдаем лишь отголоски этого противостояния — например, экзальтацию по поводу выхода фильма «Матильда». 

Существует, насколько опять же я понимаю? Существует внутренняя борьба в РПЦ. Там есть свои группы, кланы, которые в свою очередь ориентируются на людей, например, в силовых структурах. Степень индоктринации в элитах вот этим самым православным фундаментализмом гораздо выше, чем в обществе.

Одна из базовых линий разрыва между социумом и властью, ― элита и народ всегда отличаются друг от друга, но в нашем случае существует довольно радикальный разрыв по степени вот этой религиозности, обрядовой религиозности. Бюрократическая верхушка думает, что вся публика такова и что всех очень радует, например, возвращение Исаакиевского собора церкви.

Когда выясняется, что в городе Петербурге это никого не радует, потому что там сакрализируются не церкви, а музеи, не религия, а культура ― это город такой, да? Что в городе Екатеринбурге строительство храма на пруду вызывает протесты ― это всех изумляет, все начинают думать, что, не знаю, это плохой Сорос кого-то прислал, или Навальный кого-то подкупил, или ещё какие-то провокаторы подвизались.

На самом деле действительно, наша с вами правящая элита состоит во многом из мужчин старше 60 с силовым правоохранительным прошлым. Эти люди склонны к обрядовому православию. Там есть влияние в том числе и тех групп, которые являются более радикальными по отношению к Патриарху. Они борются с ним разными методами.

Вот некоторая поверхностная пена этой борьбы вылезает в виде всего этого процесса против «Матильды». Это та часть, за которой мы можем только наблюдать в её вот этих поверхностных проявлениях, потому что РПЦ ― структура закрытая, силовые структуры тоже закрыты по своей природе, поэтому мы не очень можем знать, но некоторые признаки, в общем, там видны. В этом смысле это такие внешние манифестации.

Ещё одну, последнюю вещь скажу. В недемократических политических режимах гражданское участие затруднено. Граждане там всё одобряют и ничего не поддерживают, да, их одобрение носит пассивный характер. Но они же и не очень сильно протестуют против чего бы то ни было. Протестная активность стоит дорого и тоже встречается не так часто.

Эти режимы всегда хотят застраховать себя от массовых протестов, как они их понимают. В общем, рядом мер, пропагандистских, полицейских, комбинацией и того, и другого, запугиванием, подкупом они этого добиваются. Но они не защищены от внутриэлитных переворотов. Это такая вещь, которая не требует никакой массовой поддержки, более того, совершенно в ней не нуждается, но которая не то чтобы вероятна, но против неё меньше есть защитных механизмов, нежели против массовых протестов, против которых есть Росгвардия, автомобиль «Каратель», что там ещё… И новые Административный и Уголовный кодексы, которые делают чрезвычайно затратным для участников любое это самое участие.

А вот то, что происходит внутри элит ― там с этим не то чтобы легче… Ну, пожалуй, легче. То есть вот эти консервативные группы могут, во-первых, чувствовать себя частью народного движения, которого нет, а во-вторых, могут строить некоторые планы, которые находятся в диссонансе с реальностью, но они этого не знают, потому что они живут внутри своей информационной капсулы.

Это, скажем так, максимально конкретно, насколько я могу это обозначить, не вдаваясь в какие-то сплетни, которые не являются предметом научного анализа.

Хорошо, если без сплетен, а вот именно на уровне схемы: это силовики vs Патриарх? Вот в таком самом упрощении.

Это будет очень сильное упрощение.

Ну да.

Это люди внутри РПЦ, которые правее ― в наших светских терминах ― Патриарха и у которых есть поддержка и связи с их духовными братьями в силовых структурах.

Фото: сайт Православной Патриархии

Другие выпуски