«Они нам сказали, что нет нужды вскрывать гроб». Как родственникам завербованных в «ЧВК Вагнера» заключенных выдают пустые гробы для похорон

1 394

Родственникам заключенных, завербованных в «ЧВК Вагнера», начали выдавать пустые гробы. О таком случае Дождю рассказала жена одного из заключенных. Еще как минимум несколько подобных историй Дождь обнаружил в пабликах и соцсетях. При этом найти своих близких или хотя бы узнать, живы ли они, родственники не могут — в России им отвечают, что информация конфиденциальна, а в Украине в лучшем случае удается узнать, что они в плену.

 

Муж Ангелины (имя изменено) отбывал срок в одной из российских колоний за убийство. Осенью он перестал выходить на связь, и вскоре Ангелина узнала от родственницы другого осужденного, что муж завербован в «ЧВК Вагнера». В то, что он поехал добровольно, она не верит — по ее словам, Украина для него не была «фашистской» страной, он часто ездил туда к родственникам.

В конце декабря Ангелине позвонили представители «ЧВК Вагнера» с сообщением, что ее муж погиб. Семье выдали закрытый цинковый гроб, а вместе с ним — медали от ЧВК, грамоту за героическую смерть в борьбе за свободу самопровозглашенной ЛНР и свидетельство о смерти, подписанное в Артемовске — так в России называют украинский Бахмут в Донецкой области, вокруг которого продолжаются интенсивные бои.

На вопрос Ангелины, действительно ли это ее муж, ее заверили, что ошибки быть не может. «Они нам сказали, что нет нужды вскрывать гроб, потому что прежде чем отправлять [на войну] они берут какие-то ДНК, и и когда трупы обнаруживают, они сравнивают. Они нам сказали: мы даем вам стопроцентную гарантию, что это он», — рассказывает Ангелина.

Через несколько недель после похорон Ангелине написал неизвестный мужчина, который сообщил ей, что ее муж сейчас в Дебальцево, «а там как судьба ляжет». Еще через несколько дней ей позвонили с украинского номера и представившийся сотрудником СБУ мужчина сказал, что ее муж жив, арестован и находится в Украине. По его словам, он был задержан в конце октября. Он описал Ангелине то же ранение, от которого, как утверждал представитель ЧВК, ее муж погиб — но сказал, что жизнь ему в итоге спасли.

Похожие случаи описывают и другие родственники заключенных в чатах и соцсетях. Некоторые, получив гроб, боятся открывать его, а представители «ЧВК Вагнера» рекомендуют этого не делать. 

В российском УФСИН Ангелине никакой информации не дали, так как «это все конфиденциально». В военной комендатуре Украины ей ответили, что муж значится раненым и был взят в плен, но больше ничего не сказали. В отделении СБУ Харьковской области Дождю не смогли подтвердить или опровергнуть информацию. По словам собеседника Дождя, это будет возможно только после суда. 

Как следует из истории Ангелины, правила погребения погибших на войне заключенных в какой-то момент изменились. Родственники погибших летом и осенью рассказывали Дождю, что у них брали ДНК и хоронили их близких только после получения результата. Теперь ЧВК якобы собирают базу ДНК всех заключенных, которых отправляют на войну.

К январю общее число заключенных, выведенных из подчинения ФСИН и поехавших воевать, приблизилось к 40 тысячам человек, рассказывает глава фонда «Русь сидящая» Ольга Романова. Похожие цифры называл и советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк. По его словам, вооруженные силы Украины «сняли с учета» (убили, ранили или взяли в плен) около 30 тысяч заключенных.

«Я очень сильно переживаю, что если я куда-то пойду и скажу, что мне с этого номера звонят и он действительно живой, они его найдут прежде чем он сам объявится. А вдруг с человеком что-то случится? Ведь его-то нет [по документам] в принципе вообще», — говорит Ангелина.

Фото на превью: Libkos / AP