Война, где злодеи — все: Олег Кашин об опасных заблуждениях в борьбе Лондона с Путиным

11 082

В новой колонке Олег Кашин рассуждает о новых доказательствах, представленных британским премьер-министром Терезой Мей по делу об отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери. Принимать за чистую монету все, что говорится в британском парламенте — значит попасть в ловушку сомнительной политической игры, где нет ни добра, ни зла, считает автор.

Эти двое в дутых куртках и идиотских шапках — да, наверное, выглядеть так могут только русские. Их передвижения по Англии — из аэропорта в дешевую гостиницу, из гостиницы в Солсбери, из Солсбери в аэропорт, их паспорта с почти одинаковыми номерами, их рейс «Аэрофлота» — это все даже немного помогает официальной России строить свою линию защиты, потому что в самом деле — разве это суперагенты, это какие-то герои дешевых комиксов, идиоты, от которых вообще ничем сверхчеловеческим не веет, им бы пивас глушить на лавочках и семечки лузгать — как, между прочим, и написал английский журналист Макс Седдон.

Но проблема в том, что все отечественные опера, с которыми в жизни сталкивался и я, и мои знакомые, и знакомые знакомых, и кто угодно — выглядят именно так. Русские Джеймсы Бонды, даже если и существуют, их вообще никто не видел, зато все видели этих парней в дутых куртках и идиотских шапках — они именно такие, и есть подозрение, что других просто и не бывает, им неоткуда взяться. Даже если у опера яхта и замок на Лазурном берегу, он все равно остается таким — как те двое, которые пялились в витрину антикварного магазина в Солсбери. Поза, выражение лица — такие вещи не подделаешь, и от них не избавишься. Да, наверное, это наши.

И дальше — какое движение души? Наверное, жаловаться Терезе Мей на российских оперов, или каяться от своего имени, или проклинать. Но и то, и другое, и третье кажется невообразимо фальшивым. Потому что в любом случае придется принимать сторону, а это само по себе давно стало ловушкой, потому что в международных политических конфликтах не бывает стороны добра, или стороны морали, или стороны здравого смысла.

Привычное и родное нам внутрироссийское «против Путина», будучи переведенным на внешнеполитический язык, меняет смысл и утрачивает привычное значение, нагружается критической массой дополнительных гадостей, и даже чистая этическая альтернатива российской власти превращается в сомнительную политическую, если противостояние между гражданином и государством механически переносить на противостояние разных государств. В эту ловушку наши современники массово попадались четыре года назад, когда неприятие российской политики на Украине в сочетании с интеллигентской традицией «нашей и вашей свободы» приводило их прямиком в объятия батальона «Айдар» и прочих сущностей, неотличимых от российских аналогов, а чаще и превосходящих их.

В одной хорошей старой польской пьесе к окулисту пришел человек с ружьем, который потерял зрение и не может теперь разглядеть того, кого он должен из своего ружья застрелить. Окулист сделал ему операцию, вылечил, вернул зрение, и оказалось, что человек со своим ружьем давно охотится именно за этим окулистом. Мораль проста — прежде чем лечить слепого, убедись, не собирается ли он застрелить персонально тебя.

Российско-западные отношения в последние несколько лет сплелись в такой жуткий клубок, что никакими моральными категориями уже не описываются. Кто хуже — оба хуже. Стоит ли принимать чью-то сторону — нет, ни в коем случае не стоит. Даже если Запад завтра предъявит окровавленный топор, на котором четко будут читаться отпечатки пальцев Путина — даже этот топор будет не вещдоком, а всего лишь инструментом самого аморального давления не во имя добра или правды, а во имя чего-то заведомо вредного в том числе и лично для вас. Те двое в дутых куртках и идиотских шапках — в России от них и от таких, как они, нужно держаться подальше. Но только в России. В международных делах даже законы физики действуют иначе. Это не повод, конечно, вставать на защиту официальной Москвы, но, наверное, это повод сохранять, по крайней мере, нейтралитет во всех эпизодах, когда всемирные силы добра атакуют официальную Москву. Пусть атакуют, и пусть Москва отбивается — а нам, пожалуйста, чашечку кофе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции