«Я ей верила, как дочери»: деревенский почтальон обратила в кредитное рабство всех односельчан

В деревне Виллози под Петербургом 147 пенсионеров обнаружили, что деньги с их счетов куда-то деваются. Оказалось, они все взяли кредиты. Почтальон из их же деревни дала им подписать какие-то бумаги — оказалось это поручительства, и каждый теперь должен банку от 70 до 100 тысяч рублей. Как это произошло — в истории закредитованной поневоле деревни разбиралась Мария Борзунова.

Зинаиде Балуашвилли — 78, почти вся жизнь прошла здесь — в городском поселении Виллози под Санкт-Петербургом. В родительском доме у озера живет одна. В ноябре она как всегда пошла получать пенсию — девять с половиной тысяч, но выдали ей всего две с копейками.

Зинаида Балуашвилли, пенсионерка: Выдала мне пенсию, и я обалдела. Почитала, почитала, там выписан 6800 кредит, выдержка 157 рублей, налог какой-то. В этой бумажке-то все написали мне. Нечего получать и есть нечего.

Так Зинаида Алексеевна узнала, что на нее оформлен кредит. В кредитное рабство она попала не одна, всего в списке должников поневоле — больше ста человек.

Зинаида Балуашвилли, пенсионерка: Мы пришли на почту, там много людей, все кричат, все ругаются, кто плачет, кто таблетки пьет.

Пенсионеры живут с кредитом уже много месяцев, причем у кого-то он был даже не один. Суммы разные: у кого 50 тысяч, у кого — 70. Афера вскрылась только когда из отделения «Почты России» уволили сотрудницу Елену Макарову: в кассе обнаружили крупную недостачу. Уже потом стало понятно, что недостача была не только в кассе, но и на счетах пожилых людей.

Зинаида Балуашвилли, пенсионерка: Я дозвонилась до этой Леночки, прикинулась глупой девочкой и говорю: «доча, ты мне что-то не додала приличную сумму. ты ошиблась или специально? отдай мне деньги». Она говорит: «я сейчас еду, я вам перезвоню». Но она не перезвонила, деньги мне не вернула.

Кому-то Макарова деньги все-таки вернула — например, Надежде Романовой. Она председатель совета ветеранов в Виллози, такой попробуй не верни. Романова показывает квитанции, которые сотрудница «Почты России» выдавала пенсионерам. По словам жительницы Виллози, Макарова специально подделывала их, чтобы люди ничего не поняли.

Надежда Романова, председатель совета ветеранов: Вот представьте себе, человека, если он получает 9500 пенсию, а у него долг 30 тысяч в банке, и банк будет высчитывать. Полгода она должна будет жить на 4500. Это вообще возможно?

Работать в поселке почти негде, поэтому многие ездят на заработки в Петербург. Днем улицы выглядят пустынными, на табличке в центре Виллози написано, что население больше семи тысяч, но это с близлежащими деревнями. Здесь все друг друга знают. И Макарову из «Почты России» тоже. Всего она проработала на почте около четырех лет. Всегда улыбалась и была приветливой.

Анна Брилс, пенсионерка: Я не могу сказать, что она плохой человек. Она всегда: тетя Анечка, тетя Валечка, вот так говорила. Мы же ее с малолетства знаем.

Анна Брилс каждый месяц должна была получать кроме пенсии ветеранские — около семисот рублей, но все это время они уходили на оплату кредита. Кредит на пенсионерку оформили еще в январе 16-го года, но о его существовании она узнала лишь месяц назад.

Пенсионерка показывает документы: вот действительно её имя, но контактный номер указан не её, а пол и вовсе мужской. Пенсионерке не повезло, пожалуй, больше всех: Макарова не только оформила кредит на женщину, но и одолжила у неё все сбережения:

Анна Брилс, пенсионерка: На почте шла ревизия, но мы еще ничего не знали. Она говорит: тетя Анечка, можно с вами поговорить. Я говорю: ну давай. Вышли на улицу, она закурила, руки затряслись, слезы полились, я говорю: что случилось. Она говорит: ой, тетя Анечка, у меня такая недостача, можно, если можете, хоть чем помогите, хоть сколько. Принесла двести тысяч и подала ей без свидетелей. Конечно, я верила ей, как дочери.

Сейчас Анна Дмитриевна живет на пенсию 18 тысяч, помочь некому: у единственного сына своя семья, которую надо кормить.

Анна Брилс, пенсионерка: Я, когда работала, откладывала на черный день, на похороны. Сын у меня остался, второй погиб, но стараюсь жить как-то.

Который раз пенсионерка пробует связаться с Макаровой, но трубку никто не берет и не возьмет. На Макарову заведено уголовное дело по статье мошенничество, она во всем созналась и теперь сидит дома под подпиской о невыезде. На наши звонки она тоже не ответила.

Пенсионеры беспокоятся не зря. Ведь за последние годы именно в Ленинградской области их случай — третий. Несколько лет назад такой же скандал произошел во Всеволожском районе. Тут начальница отделения «Почты России» пошла дальше: она не только оформляла на пенсионеров кредиты, но еще и украла их пенсионные вклады.

Тамара Кожухина, пенсионерка: Я пришла получать деньги, мне вместо 14 тысяч дают 7, я говорю: на каком основании? Мне говорят: с вас взят кредит. Люди стали волноваться, на таком основании люди под 90, под 80 лет, поселок Лесколово набрали кредиты.

И если кредиты все-таки закрыли, то вернуть вклады пенсионерам не могут уже четвертый год. У Юрия Мурзина вклад был больше двухсот тысяч. Пенсионерам обещали, что как только суд вынесет решение деньги вернут. Начальницу отделения «Почты России» в Лесколово приговорили к четырем с половиной годам, приговор вступил в силу, но денег все нет. Местные власти сначала как-то помогали пенсионерам, но потом про них забыли.

Юрий Мурзин, пенсионер: Когда начиналось только дело, они собирали народ, поговорили что-то, два раза заказали автобус на суд — и все их участие. Там государство ограбило, а тут оператор нашелся грамотный, что 150 человек… Лучше всего деньги держать под подушкой.

В обеих историях фигурирует банк «Открытие». В Лесколово из банка приходили лишь отписки, а на собрание в Виллози представители даже не приехали. Пенсионеры не верят, что обычные сотрудники «Почты России» могли провернуть такую схему самостоятельно и подозревают, что у них могли быть помощники в банке.

Надежда Романова, пенсионерка: Кредиты оформлены неверно, кредиты оформлены на людей старше 75 лет, даже тем кому уже исполнилось 80 лет. Я не думаю, что так просто она могла сделать одна.

Самый главный вопрос: как же банк «Открытие» одобрил все эти кредиты? Дождь проверил, действительно ли можно оформить кредит в банке «Открытие» дистанционно на кого-то другого. Для этого наш сотрудник связался с банком.

— Здравствуйте. У меня такой вопрос: у меня бабушка хочет оформить кредит, но она не сможет доехать до вашего отделения никак, возможно ли как-то оформить кредит дистанционно?
— Дистанционно подать можно будет. Либо сделают выездную подпись и регистрацию, скажем так, чтобы сотрудник сам приехал для одобрения кредита, либо вы можете подъехать, но должна быть доверенность на ваше имя от бабушки.
— То есть мне нужна доверенность от бабушки, чтобы я могла за нее расписываться?
— Да, вы просто сейчас доверенность можете оформить, чтобы в дальнейшем вы уже могли распоряжаться всеми счетами.
— А есть у вас какие нибудь возрастные ограничения?
— Максимальный срок до закрытия кредитования должен быть 75 лет. 
— То есть старше 75 вы уже не оформляете? 
— К сожалению, нет.

Оказывается, оформить кредит дистанционно возможно только, если есть доверенность. Герои репортажа на сотрудницу «Почты России» доверенность точно не писали, но вот вопрос: как ей удалось оформить кредит на людей старше 75?

Точная сумма, на которую сотрудница «Почты России» из Виллози взяла кредиты на пенсионеров пока подсчитывается — предположительно, это от одного до трех миллионов рублей. А пока пенсионеры собираются на прием к главе администрации: в отличие от Лесколово здесь властям еще верят.

Глава администрации Виллози сказал, что все контролирует. И пообещал, что как только пенсионеров официально признают потерпевшими из бюджета им выделят по 5 тысяч рублей — и на том спасибо.

Другие выпуски