Из «нашистов» к Ходорковскому: куда исчезли звезды Селигера и «путингов»

Активисты прокремлевского молодежного движения «Наши» думали, что они будут следующими депутатами, премьер-министрами и президентами. Однако, после ухода из администрации президента Владислава Суркова, политика Кремля изменилась. Сами «нашисты» тоже изменились. Мы поговорили с некоторыми бывшими участниками движения.

Казалось, все они родились из случайно оброненного президентского слова: «Так было, так есть и так будет всегда!». Если даже дети поверят в твою власть, то режим станет практически вечным.

Рожденные в пробирке нулевых, они должны были отвратить оранжевую угрозу. Глава движения «Россия молодая» Максим Мищенко в этой уличной политике нулевых был одним из главных боевиков. «Только политика, только хардкор!», ― говорил он.

Обманчивый карьерный лифт поднял его до Госдумы, но потом тросик оборвался. Транзитом через Общественную палату в Тульскую область, а оттуда ― под следствие. Его подозревают в мошенничестве: на настоящие государственные деньги он провел воображаемую общественную работу

Комиссар движения «Наши» Дмитрий Чугунов тоже прошел через горнило госзаказа на молодежь. Он говорит о том, что сценарий своего падения Мищенко, кажется, написал себе сам: «В случае с Максом это, может быть, сценарный план какой-то у человека. Сначала из Госдумы в Общественную палату. Потом из Общественной палаты к Груздеву. В итоге от Груздева в армию и на скамью подсудимых. Случайности не случайны».

В середине нулевых казалось: вот он, кадровый резерв страны, из пены Селигера появятся будущие министры и губернаторы. Переломным моментом стала Болотная. Сурков ставил на бурю и натиск, но когда вместо него пришел Володин, ветреную молодежь сменили на взрослых. «В какой-то момент все обрубили и сказали: „Ну все, кончилось. Дальше сами“», ― говорит Чугунов.

Даже на Донбассе одно время социальный лифт ездил быстрее и чаще.

Дмитрий Чугунов: Такой «миллионер из Мытищ». В съемной квартире и кредитной машине. Ха!

Но сначала это были сильные ощущения ― быть лояльным. «Было ощущение внутреннее, что все мы года через два станем президентами России», ― вспоминает Марина Задемидькова, экс-комиссар движения «Наши». Движение мешало ей искать себя. Это сейчас девушка занимается эко-модой и женской психологией, а в больших проектах реализовываешь не свои мечты. Тем более когда на твою инерцию уже выделены большие ресурсы.

Это сейчас патриотизм кажется естественным, а в 2007 году люди даже георгиевские ленточки брать в руки не хотели. «Мы приглашаем вас сегодня в бой. В бой за сохранение памяти! Мы будем сражаться точно так же, как ветераны, только теперь в информационном поле», ― говорила Марина. Да, каждый раз ее слушала многотысячная площадь в центре Москвы, но не ждать же теперь, что кто-то взрослый снова соберет тебе эту толпу.

«Вот если ты можешь сам стотысячную акцию собрать, то это настоящее», ― уверена Марина. ― «Почему, например, на Болотной площади не было лидеров? Потому что Болотная площадь сама собралась. Там каждый, кто пришел, был лидером».

Свои речи Марина писала сама и себя 10-летней давности не боится. На видео звучат слова: «Пусть уже сейчас узнают все враги, что мы идем». Здесь Задемидькова звучит как будто уже с той стороны российской политики. «В моей голове этого нет», ― говорит Марина. На вопрос, было ли это в голове в то время, девушка отвечает: «Видимо, да. Я никогда не делала ничего того, во что я не верила. Это было что-то в поддержку Путина. „Связной президента“, была акция такая, пустоватая, по-моему».

Задемидькова ушла из «Наших» сама, в 2010 году, хотя Дмитрий Медведев уже шутил, что сделает ее губернатором. Почти провокация, которую Марина едва не восприняла всерьез. Что может быть страшнее, чем стать даже молодым депутатом? «Если ты идешь в политику, ты должен быть готов к тому, что тебя могут посадить, убить. Серьезно», ― уверена девушка.

Комиссар «Наших» Дмитрий Чугунов молодым депутатом перехотел быть только осенью. Пока он общественник из Общественной палаты. «Когда я в очередной раз презентовал проект „СтопХам“ президенту, я у него спросил: „А насколько это вообще актуально, вот если я попробую свои силы в СПЧ или в Общественной палате?“ Он говорит: „Попробуй“», ― вспоминает Дмитрий. Проект против хамства на дорогах появился как одна из федеральных программ «Наших», и Владимир Путин на том Селигере повел себя по-отечески: посоветовал Чугунову быть аккуратней.

В Госдуму Чугунов шел с антуражем тимуровца. Этой осенью он баллотировался в Тушине и сильно проиграл. «Денег там было потрачено много. Больше сотки, на мой взгляд», ― рассказывает Дмитрий. ― «Что у Онищенко, что у Гудкова. Просто Онищенко шел от партии власти, и у него был выше административный ресурс. И это тоже понятно. А чего вы хотели?»

На следующие думские выборы Чугунов не пойдет ― все равно Госдума как закрытая коробочка, которую давно не перетряхивали. «Не знаю, в шутку или всерьез мне пишут: „А давай ты пойдешь в мэры, в президенты?“ Я им: „А давайте вы пойдете в пешее сексуальное?“ Для того, чтобы быть президентом, нужно подписать себе приговор. Ты себе не принадлежишь. Я хочу пожить», ― признается Дмитрий.

В движении «Молодая гвардия Единой России» карьерные амбиции региональной молодежи обрубали сразу. Константин Чадлин рассказывает: «Если вы пришли сюда получить мигалку или какое-то удостоверение, которое вам поможет чего-то достичь, можете сразу встать и уйти».

Бывший уфимский молодогвардеец Чадлин приходит провокатором на «Марш свободы» и спрашивает на рынке по соседству, не отвесить ли собравшимся гражданских свобод и американской демократии. «Треска красная. Походу, для коммунистов», ― замечает он на видео.

Заявление на вступление в саму партию член ее молодежного крыла так и не написал, как будто ждал чего-то. Переломом стала кампания в Костроме. «Я видел, как в нехорошей квартире Баронова до последнего была готова отстаивать свою точку зрения, свою позицию. Меня это привлекло в то время. Я по-другому стал воспринимать людей, которые находятся с другой стороны», ― рассказывает Чадлин.

Так бывший МГЕРовец стал работать в «Открытой России. На самом деле, по словам Константина, когда политтехнологам развязывают руки, они с удовольствием ведут честную игру: «И Волков, и Навальный признали, что результаты реальные, что они проиграли эти выборы. Мы должны были приезжать, реагировать на любое нарушение, о котором заявляла оппозиция, выяснять, было это нарушение или нет, потому что из Москвы была поставлена четкая задача ― чистая победа».

Так что какие политические значки коллекционировать российским бойскаутам, президентские подмигивания или президентские окрики, ― все еще вопрос ресурсов.

 

Фото на превью: Сергей Жуков / РИА Новости

Другие выпуски