Лекции
Кино
Галереи SMART TV
«Резолюция была такая: “Прошу изучить, осмотреть и доложить. Лужков”»: основатель «Теремка» о том, как мэрия помогла в открытии сети
Читать
04:24
0 6109

«Резолюция была такая: “Прошу изучить, осмотреть и доложить. Лужков”»: основатель «Теремка» о том, как мэрия помогла в открытии сети

— Элементарно

Основатель и хозяин сети «Теремок» Михаил Гончаров поделился историей о том, как ему пришла в голову идея о блинном фаст-фуде и как в открытии сети ему помог Лужков и московская мэрия.

А как все начиналось? Есть такой миф, что ты «Теремок» придумал в Париже. Это был кризисный 1998 год, и вот вдруг…

Ну, я его придумал, вообще лежа на кровати, в слезах от того, что потерял все свои деньги. Но это было в Москве.

А сколько денег потерял?

Ну, порядка, наверное, 350 тысяч долларов. И мы просто шли в магазин, покупали в розницу все виды молока, какие были, все виды муки, и прямо вот со стола убирали компьютер, и на этом столе ручным миксером месили тесто. Ну вот когда получилось хорошее тесто, и когда первый блин получился, я заснял на видео этот процесс, оцифровал, воткнул в компьютер и написал письмо Лужкову, и отправил. Отнес его в мэрию…

Вот, это такая романтическая история, действительно, как ты там сидел в приемной, оставил письмо. И что, прямо вот так…

Стоял, там особо приемной-то не было. Это было окно, в которое в мэрию сдавались письма.

Через сколько пришла реакция сверху?

Через неделю мне позвонили из Департамента потребительского рынка и сказали, что заинтересовались моей концепцией, и ждут меня на приеме у начальника отдела потребительского рынка, чтобы я рассказал, что это за идея. Я пришел с ноутбуком, открыл его и показал, как этот блинчик выпекается. Они очень удивились, потому что тогда этого никто не видел, но сказали, давай тогда на Масленицу делай киоск, и попробуем его поставить.

Я не поверю, если ты скажешь, что ни один чиновник в московской мэрии тогда не сказал тебе: «Знаете, Михаил, окей, делаем, но только вы должны со мной поделиться вот таким-то процентом».

Так вот нечем было делиться. Просто вот это письмо, на нем резолюция была такая: «Прошу изучить, осмотреть и доложить. Лужков». И они меня потом спрашивали: «Кто в мэрии у вас?». Я говорю: «В мэрии никого нет». А они… Ну они так: «Ну ладно, не хочешь говорить, ну ладно». Ну они не верили, они сказали, такой резолюции быть не может, мы знаем, как резолюции пишут.

То есть они на полном серьезе, что Лужкову это попало на стол…

Нет, смотрите, что дальше что. А дальше они мне говорят, они написали — да, проект интересный, поможем пареньку, и все. Я думаю, на этом он вообще забыл, что было такое письмо даже. Дальше они дают два места на праздничную торговлю, эти места, их всем, кому не лень, давали, там ничего такого не было, туда попасть. Но я туда соответственно выставился, и эти два киоска начали работать. Там очередь встала.

Я опять же не могу поверить, что никто не пришел и не сказал: «Так, Миш, надо делиться».

Ну, это по-другому, наверное, происходит. Не они приходят, а ты сам к ним должен прийти и предложить.

Ну нет. Или могут сказать: «Ты закрываешь завтра, иначе вот так и так».

Ну, оно примерно так и было. То есть когда было открыто четыре точки, одну закрыли. Там вот, например, пришел один префект в один округ и сказал, что нужно точно выполнять просто закон. А точное выполнение закона заключалось в том, что тонар должен был каждую ночь уезжать с места дислокации, то есть все до одного, все тонары Москвы, стояли незаконно, потому что они по закону должны были на ночь уезжать, а у многих там они уже колеса даже сняли.

Вот когда вы стали заметными? Когда вас стало уже…

А мы только стали заметными, когда мы очень серьезно начали работать в торговых центрах на фудкортах. А к этому уже никакого отношения никакая мэрия не имеет, и франчайзинг я тоже…

То есть ни разу за все двадцать лет не пришел ни один человек, который сказал: «Давай делись»?

Нет.

Фантастика! Можно строить бизнес в России? Сенсация на телеканале Дождь.

Так вроде все строят. Было интервью с Галицким, там вот тоже прямо такой вопрос ему задали, и он тоже прямо аж обижался. Ему говорят, вот же Чичваркин, вот же Ходорковский. Он говорит, хорошо, а дальше-то кто, где? Просто нет смысла, зачем, если человек может сразу что-то строить? Там на собственном ресурсе, административном, можно без всяких отъемов строить здания, фабрики, заводы, подряды получать государственные, это гораздо проще.

Читать
Другие выпуски
Популярное
Лекция Дмитрия Быкова о Генрике Сенкевиче. Как он стал самым издаваемым польским писателем и сделал Польшу географической новостью начала XX века